Вещий сон

сон

Моя прабабушка Матрона — или бабушка Мотя, как ее звали мы, внуки и правнуки, — родилась в конце XIX века в Тульской губернии. Она ушла из жизни в 1953 году, когда мне исполнилось восемь лет. Но, несмотря на, то, что с тех пор прошло немало времени, я до сих пор помню ее неторопливую сдержанную речь, ее благожелательное отношение ко всем, ее морщинистые руки, которыми она ласково гладила по головам нас, детвору.

Не поделили корову

В молодости бабушка Мотя была необыкновенной красавицей. Высокая, стройная, густые русые волосы ниже пояса, ясные голубые глаза, черные ресницы и брови. За редкую красоту и горделивую стать местный барин даже называл ее царевной.

Бабушка Мотя рано вышла замуж. У них с мужем, моим прадедом Федором Архиповичем, родились шестеро детей: четыре сына и две дочери, старшая из которых впоследствии стала моей бабушкой — бабой Верой.

Когда Вере было 16 лет, в нее влюбился парень из соседнего села Михаил — мой будущий дедушка Миша. Молодые решили пожениться. Семья Михаила отправилась сватать Веру. Обе семьи считались зажиточными, поскольку и там, и там были взрослые работящие сыновья, которые трудились не покладая рук для приумножения семейного достатка. Однако когда стали договариваться о выкупе за невесту, не сошлись на одной корове. Родня Веры заупрямилась и отказала Михаилу. Тот от переживаний тяжело заболел и слег. Узнав об этом, родня невесты пошла на попятную и дала свое согласие на свадьбу. Вера с Михайлом, горячо любившие друг друга, поженились.

Вступилась за старушку

А вскоре прабабушка с прадедушкой, забрав с собой детей вместе с их семьями, переехали в Москву. Потом моему дедушке Мише как военному выделили комнату в коммуналке в Сокольниках, куда он перебрался с женой Верой. Там у них родились трое детей, старшей из которых была моя мама Анастасия. Разъехались в разные стороны и другие дети бабушки Моти. А сама она, проводив через некоторое время в последний путь своего мужа Федора, осталась жить в Карачарово вместе с семьей младшей дочери.

Мы часто ездили к бабушке Моте в гости. Она всегда ласково и приветливо встречала нас. А меня среди правнуков отличала особо. Наверное, после того, как я за нее заступилась. А было это так.

Как-то раз, когда мне только исполнилось шесть лет, я заметила, что все уселись за накрытый стол, выпивают, смеются, а бабушка Мотя одиноко сидит в своем углу.

— А бабушку Мотю, почему за стол не посадили? — громко закричала я на всю комнату и даже топнула ногой.

Все всполошились, увидев, что и впрямь забыли про бабушку. А бабушка Мотя растрогалась до слез.

— Спасибо тебе, деточка, — гладила она меня по голове.

Пропал без вести

Тогда Карачарово представляло собой настоящую деревню — на улицах стояли лужи, в низинах, заросших травой, текла грязная речушка и паслись коровы, дома были деревянными, одноэтажными. Теперь на этом месте проходит одна из основных московских магистралей — оживленный Рязанский проспект. Кстати, именно в этом районе моя дочь потом купила себе к свадьбе прекрасное платье. Все-таки есть, видимо, какая-то потаенная связь у членов одной семьи с определенными местами на земле. Какие-то нити незримо связывают между собой поколения одного рода...

Когда началась Великая Отечественная война, мой дед Михаил Денисович как командир Красной армии одним из первых отправился на фронт. Именно ему и его однополчанам пришлось испытать на себе всю беспощадность и жестокость первых боев. Бойцы его 38-й стрелковой дивизии сражались за Смоленск, Ярцево, Селиваново, потом были переброшены под Вязьму. В те дни полегло бессчетное количество наших солдат. Именно тогда, 3 октября 1941 года, дед написал нам свое последнее письмо из под Ярцево, в котором сообщал: «Завтра — бой!»

А потом письма от деда перестали приходить. И лишь в 1946 году баба Вера из официального извещения узнала, что дедушка Миша в декабре 1941 года пропал без вести во время боев на Смоленщине.

Грех влюбленного финна

Мы долгое время пытались отыскать хоть какие-то сведения о деде. Обращались в различные архивы и ведомства, ездили на места бывших боев, переписывались с военкоматами и отрядами поисковиков. Сначала поисками занимались дети бабы Веры и дедушки Миши. Потом — мы, внуки. Сейчас правнуки: летом прошлого года моя дочка вместе с мужем и сыном специально ездили в Смоленскую область, изучали все памятные доски, все списки погибших, ведь каждый день приносит новые имена и сведения об участниках войны. Но все тщетно. Мы, конечно же, не оставляем поиски. И сейчас хотим проверить еще одну версию — после недавно произошедшего мистического случая.

Перед своим 60-летием я решила написать книгу о своей семье. Ведь так хочется, чтобы грядущие поколения знали о своих предках, чтобы помнили их.

Когда я в своих воспоминаниях дошла до рассказа о маминых родителях, буквально в ту же ночь моей дочери приснился необычный сон. Она увидела прабабушку Мотю и бабушку Веру, которые шли к ней навстречу, держась за руки. Баба Вера что-то смущенно шепнула на ухо прабабушке Моте, а та громко сказала:

— Баба Вера говорит, что дедушка Миша не пропал без вести. Передай это маме, которая пишет книгу.

Дело в том, что перед войной за бабой Верой, несмотря на то, что у нее были муж и трое детей, стал ухаживать мужчина, которого звали Зигфрид (или Зигмунд, дочь хорошо не расслышала) Тойвола, по происхождению финн. Так вот этот Тойвола взял на себя страшный грех. Он скрыл от бабы Веры четыре письма, которые пришли после ранения от дедушки Миши. А потом изменил сведения о нем.

На том сон и закончился.

Сон совпал с реальностью

Можно было бы, наверное, сказать, что это сон — и не более. Но удивительно, что моя дочь, никогда не видевшая прабабушку Мотю, описала ее облик вплоть до малейших деталей, о которых она знать не могла.

А когда я рассказала об этом сне своей тете, та была поражена. И рассказала, что перед войной за бабой Верой ухаживал полковник по имени Павел. Он был финном, и его настоящая фамилия была именно Тойвола. Правда, он это тщательно скрывал от всех, потому, что в годы войны представителей иностранной нации не жаловали. А вот как его по-настоящему звали, тетя не знала.

Этот полковник Павел Тойвола очень хотел жениться на бабе Вере. Но, несмотря на то, что ей приходилось тяжело, оставшись в годы войны без мужа и с тремя детьми, она отказала ему, не желая приводить в дом чужого мужчину.

Так что сон на удивление совпал с реальностью.

После этого я на всякий случай пыталась найти сведения о дедушке Мише через госпитали и Центральный архив военно-медицинских документов. Но поиски вновь не дали результатов.

"Вещий сон" Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Анастасия Григорьева

Анастасия Григорьева

Я знаю, что такое выбросить из своей жизни что-то совсем не нужное, отказаться от вредной привычки — дело вообще плёвое.

Другие записи из этой рубрики...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!