В тайге

тайга медведь

Во время осенней мороси, лес всегда пахнет особенно сочно. Кисловатый запах мокрой травы, перемешивается с горечью ели, а таёжный мох, вместе с подгнившими грибами, создают стойкий и плотный аромат спокойствия и отрешенности. Казалось, что весь мир ушел в небытие и время остановилось.

Хозяин вышел из рябинника, оглянувшись вокруг, он высоко задрал морду, и с шумом втянул в себя этот дурманящий запах. Голова слегка закружилась. Было слышно как ветер шумит в кронах сосен и стволы слегка поскрипывали. Он вздохнул…

— Вот и ещё одно лето прошло.
— Пора.

Тяжело переваливаясь и загребая задними лапами, хозяин побрёл к старой вывороченной ели. Заранее подкусанные верхушки кустов и молодых елок вместе с корневищем дерева, образовывали крепкий свод над большой ямой, в которую он уже успел натаскать лапника, мха и надрал еловой задиры. Поворочавшись, Хозяин уютно расположился всей огромной массой своего тела. Положив морду на передние лапы, он прикрыл глаза. Звуки постепенно стали куда- то пропадать, тело расслабилось, и он провалился в пустоту сна.

Лай был визгливый, собака истерила от страха. Они нос к носу столкнулись в малиннике, он и эта злобная тварь. Хозяин с размаху огрел её лапой, псина отлетела в сторону, скуля и жалуясь на боль. Потом он услышал голоса людей и, не дожидаясь, ломанулся в заросли кустов…Что- то щелкнуло о ствол дерева рядом с ним, отлетевший кусок коры, больно ударил по уху, и сзади раздался грохот выстрела, потом еще и еще. Сердце бешено стучало, дикий ужас поднял шерсть дыбом, он бежал, снося всё на своём пути. Когда сил уже не стало, он сбавил темп и остановился. Сердце выпрыгивало из груди, отдышавшись, Хозяин прислушался — собачьего скулежа слышно уже не было.

Вот и сейчас, опять этот противный скулёж, прерываемый визгливым лаем.

— Ну сколько можно орать?
— Или это уже не сон?

От ужаса у него перехватило дыхание. Сердце моментально сорвалось в дикий галоп. Что- то больно толкнуло его в бок, не глядя, наотмашь он ударил лапой по здоровенной слеге, которую кто-то пытался пропихнуть вовнутрь его берлоги как можно глубже. Взревев от страха, и ничего не соображая, он рванул наружу. Яркое белое солнце больно резануло по глазам. Ослепнув от искрящегося снега, он бросился в сторону, и тут же получил сильный жгучий удар в шею, наткнувшись на дерево, он получил второй и третий. Грохот выстрелов слился в один противный гул, разносимый эхом по всей тайге. Лапы отказывались слушаться. Хозяин с размаху уткнулся мордой в снег и почувствовал как ему всё становится безразлично, и ужас охвативший его вначале, куда -то исчез. Глаза закрылись сами собой, по телу растеклась приятная слабость.

— Санька!!! Оттащи собак, а то всю шкуру изнахратят.
— А здоровый, язви его — матёрище.
— Я чуть не обосрался, когда он выскочил.
— Санька, осторожней там, может живой ещё, Хозяин. . . . . .

Примечания:

Задира — мягкое еловое мочало из заболони ели.
Слега — толстая палка из срубленной молодой лесины.
Изнахратить — испортить.
Язви его — крепкое, северное выражение.

Из дневников друзей, Ольгачка

Поделитесь записью: "В тайге" с другими читателями!

Попова И.В.

Попова И.В.

иногда, нужно не только читать буквы, но и задумываться над прочитанным словами ...

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!