Свадьба состоится при любой погоде

0
9 просмотров
моя свадьба

Замуж собиралась моя мама, а вышла я. Хочется верить, что мамуля меня еще догонит.

В последние годы популярна хохма: «Ничто так не красит женщину, как фотошоп». Личные наблюдения натолкнули меня на другой вариант: ничто так не красит женщину, как... отсутствие мужа. Может, не всех, но мою маму — точно. После развода она сделала модную стрижку, обновила гардероб, похудела на десять килограммов и на столько же лет помолодела. И главное — у нее заблестели глаза. А народная примета гласит: блеск глаз у женщины вне зависимости от возраста означает одно: у нее роман. Маме стал названивать обладатель бархатного баритона.

Я была рада: мамуля заслужила право быть счастливой. Она аж светилась изнутри. И прежде чем исчезнуть из дома, подолгу крутилась перед зеркалом, привлекая меня в качестве эксперта.

— Сашуня, посмотри, к этой юбке больше голубой гольфик подходит или малиновая блузка? Лаком волосы пол брызгать или лучше пусть так, живенько? А эти бусики как?

— К этой юбке подходит черный топ и кремовый пиджак, — выносила я вердикт. — Волосы тебе сейчас с гелем уложу. А вместо бусиков надень-ка мой браслет.

— Ну, как теперь? — она заходила в мою комнату и прохаживалась упругой походкой манекенщицы.

— Умереть — не встать! На свидание? — одобрительно интересовалась я.

— Ага, — сияла мама.

— Ни пуха, ни пера!

С баритоном не сложилось, но мамины глаза не потухли, и вскоре в трубке нашего телефона зазвучал густой шаляпинский бас. Впрочем, и этот роман оказался недолгим. Его снова сменил баритон, не такой бархатный, как первый, но вполне приятный. Потом приятные голоса маме, видно, приелись. Потому что следующий был отрывистым и хриплым, как у Никиты Джигурды. Я забеспокоилась: похоже, мамуля, вырвавшись на свободу, пустилась во все тяжкие. Четыре ухажера за полгода — явный перебор. Да и не девочка уже, сорок пять недавно стукнуло. Возраст солидный, надо же как-то держать себя в узде! Когда мама в очередной раз зашла показаться, я одобрила ее наряд и, как обычно, поинтересовалась: «На свидание?» Но не одобрительно, как раньше, а иронично.

— Осуждаешь? — смущенно спросила она.

— Нет, просто считаю, что ты несколько... м-м-м... частишь.

— Я не частю... То есть не чащу... То есть... — мама запнулась и шумно вздохнула.

Стало ее жалко. И стыдно — кто я такая, чтобы делать замечания? Ну, дочка, ну единственная, ну взрослая — в прошлом году универ окончила. Но все равно: яйца курицу не учат!

Обняла маму и прошептала:

— Ма, я тебя так люблю! — И я тебя... Ты меня, правда, не осуждаешь? Я имею в виду, за то, что с папой развелась.

— Не-а. Вообще удивляюсь, как ты так долго с ним вытерпела.

Мой папаша — тот еще фрукт. Мама для него всю жизнь была и горничной, и поварихой, и нянькой... И по утрам из похмелья выводила, и мужественно выслушивала бесконечные жалобы, уговаривая, что все будет хорошо. И кобель он первостатейный.

Сколько раз являлся среди ночи, весь в губной помаде, провонявшийся чужими приторными духами и блудом! И без объяснений заваливался дрыхнуть, а мама потом до утра плакала — хоть и в подушку, а все равно было слышно, как горько всхлипывает за стенкой. Зарабатывал он неплохо, это правда. Но тратил на себя еще больше — мы с мамой теперь чаще можем позволить себе маленькие женские радости, чем раньше.

— Ма, ты у меня очень красивая и молодая, — сказала я.

— Сорок пять — баба ягодка опять, — засмеялась она.

— Я... я не возражаю, если ты снова выйдешь замуж.

— Замуж?! Да не надо мне замуж! Нет, вру, надо, только не за кого попало, а за самого лучшего. Потому и частю... чащу... в общем, выбираю. Сашка, я влюбиться хочу. Но только начну влюбляться, и тут из моих избранников, как назло, твой папенька лезет. Из одного занудство, из другого — эгоизм, из третьего — снобизм. Нет, я понимаю, что идеальных людей не бывает, но влюбленность все равно сразу улетучивается.

— А этот твой последний хрипун? Ты вроде с ним дольше, чем с другими встречаешься.

— Федор хороший, — расплылась мама в улыбке. — Ой, звонят. Кажется, пришел... — зарделась она, как маков цвет.

Никого из предыдущих ухажеров мама к нам не приглашала. Похоже, у них серьезно. Что ж, посмотрим на этого принца на белом коне.

— Сама открою, — крикнула я и рванула в прихожую.

На пороге стоял подтянутый мужик лет пятидесяти.

— Вы — Сашенька? — улыбнулся он.

— Сашенька.

— Очень приятно, а я — Федор Викторович.

— Маменька уже почти готовы, скоро выйдут, — светским тоном сообщила я гостю.

— Благодарю покорно, я подожду-с... — не моргнув глазом, принял подачу гость.

Ты смотри, у нас и чувство юмора имеется!

В коридор выплыла мама. Я залюбовалась. А у Федора вообще челюсть отвисла.

— Мы пошли, — пропела мама, снимая сумочку с вешалки.

— Одну минуту, — остановил ее кавалер. — Сашенька, пользуясь, случаем, хочу пригласить и вас на свой день рождения. В субботу, к пяти.

— Спасибо, за приглашение, — сказала я вежливо, зная, что ни за что не пойду.

Но отвертеться от вечеринки не удалось, и вот почему. В субботу мама с раннего утра колдовала на кухне, а я валялась перед телевизором. В четыре она влетела в мою комнату:

— Ты до сих пор не одета?

— Ну, мам, — заныла я, — у него ведь одни старики будут. Ой, прости... Люди вашей возрастной группы... Иди одна, ладно?

— Не ладно. Во-первых, поможешь донести то, что я наготовила, а во-вторых, там будут не только старики, но и Федин сын Денис, твой ровесник. Математик, очень умный мальчик...

Пришлось идти. Исключительно, чтобы маме помочь сумки допереть, потому что знакомство с «умным мальчиком» меня не вдохновляло. Я уже мысленно нарисовала портрет этого гения — сутулый и узкогрудый ботан в очках.

Из того, что я напридумала о Денисе, совпало лишь наличие очков — кстати, очень стильных. Атак — нормальный парень. Высокий, широкоплечий, остроумный. После третьего тоста, он шепнул:

— Давай сбежим?

— Куда?

— Куда хочешь. В боулинг, в клуб, в дельфинарий. Хочешь с дельфинами поплавать?

— Так у меня ведь купальника с собой нет...

— Тогда к дельфинам в следующий раз... Может, в кино?

Мы сбежали. И провели вместе отличнейший вечер. И прощаясь, договорились встретиться снова. И, поцеловались, хотя обычно в день знакомства я с парнями не целуюсь.

Хотите знать, что было дальше? Мама с Федором рассталась — видно, обнаружила в нем какую-то папину черту. Так что отчимом он мне так и не стал. Зато стал... свекром, потому что мы с Даней поженились. Вот такой бразильский сериал! В общем, замуж собиралась мама, а вышла я! Думаю, что и ее свадьба еще состоится. Как говорится, при любой погоде. Ведь мама у меня просто красавица! К тому же умница и ягодка опять!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here