Сексуальность — это уверенность в себе

раскрыть сексуальность

Однажды живой классик обронил в разговоре: «Сексуальность — это уверенность в себе». Я ухватилась за эту фразу и побежала с ней по жизни вприпрыжку. Тем более ему уверенности в себе хватало, что лило воду на ту мельницу, которую я по мере сил возводила на постсоветском культурном поле: писатели могут и должны быть секс-символами не хуже певцов или киноактеров. Кроме того, мужской ум сам по себе возбуждает большинство женщин.

А вот женский нравится мужчинам куда реже. Вот и приходится прятать мозги за осветленными волосами, высокими каблуками и закрытым ртом. Думаю, тебе это знакомо. Лично меня подруги не раз посвящали в тайны такой маскировки. Но себе я этим голову не забиваю. Какого лешего мне из кожи вон лезть, чтобы понравиться тому, кто не примет меня настоящей? Если только заманить в ловушку и убить — но такие развлечения не в моем вкусе.

I'm sexy and I know it!

Не знаю, как ты, но я свой переходный возраст провела в роли гадкого утенка среди грудастых и ногастых. И только лет в пятнадцать меня озарило: да, я не принцесса идеальных пропорций, и что? Зато внутри не пусто. Нет, я не о душе или высоких моральных качествах. Но если бы я знала тогда слова популярного хита и хоть немного понимала английский (в школе учила французский), то вышла бы на балкон своего четвертого этажа и громко объявила: «I'm sexy and I know it!»

Нос картошкой, глаза как плошки, ноги короткие!" Те же люди в лицо пели мне дифирамбы, какая, мол, я особенная. Я не была робокопом, само собой, поэтому огорчалась. Но недолго. Будь я красавицей — высокой, с голубыми глазами и косой до попы (у Барби, кстати, растущей примерно от затылка), то черта лысого стала бы тем, кем стала.

Как-то раз на одном мероприятии лысый ведущий, бывший явно не в ладах со своей самооценкой, прямо на сцене тщетно пытался меня унизить: «Нет, ну тут написано в сценарии, что выйдет секс-символ  литературы... а вышла... а вышла...» Я принесла ему мои соболезнования — нет ни силиконовых губ, ни вымени, как нет и писательского таланта Памелы Андерсон (она, между прочим, издала две книги о себе). А у того недотепы до сих пор какой-то заскок на мой счет — пытается обгадить при любой возможности. Видно, глубоко я его поразила своим неказистым экстерьером.

Но на дерьмо у меня замечательная реакция: чем больше в мою сторону его льют, тем забавнее мне самоутверждаться наперекор. Как будто растет ограда, посаженная еще мамой в детстве: «Пусть ты не красавица, зато умная». Поэтому, когда бросают тень на мой интеллект... или я просто не готова к разговору на каком-нибудь телешоу... я прошу гримеров накрасить меня как можно изысканнее — «зато красивая, а красивым простительна глупость». Так и живу. Хочешь, попробуй сама.

Лирическое отступление. Пишу я это возле стеклянной стены в арабском аэропорту над каким-то адом кромешным: прямо подо мной лента уносит багаж в неведомые дали. Никогда не задумывалась, что люди пакуют в такие разнокалиберные и разноцветные чемоданы, а теперь вдруг стало интересно, чем они могут пахнуть и какой запах у каждой страны.

Подтолкнуло меня к этому случайное знакомство с арабской маркой духов. Судя по клинково-корабельно-фаллической форме, духи мужские. Дай, думаю, нюхну. Мама родная! Если кого-то тошнит от сладких ароматических палочек, держитесь, когда повстречаете кандидата в арабские шейхи вроде тех, что обитали в грезах половины девушек нашего факультета. Так вышло, что среди мужчин иняза изобиловали только они (и еще турки иногда) — причем каждый был непременно королевской крови. «Подходи, Наташа! Ах, какая красавица! Бриллианты подарю». Без малейшего акцента, этого не отнять.

Вот Наташи и клевали — поп-культура с детства подсаживала их на образ горячего мулата. Шейхи, правда, не мулаты... ну и так сойдет. Честно говоря, никогда не пробовала, но естествоиспытатели утверждают, что в постели эти мачо и на троечку не тянут. Они так уверены в своем мачизме, что пятнадцать секунд кажутся им пятнадцатью световыми годами...

Но тамошние духи, клянусь, это худшее, что мне приходилось нюхать в своей жизни. Какой-то молниеносный эфирный диабет. Впрочем, чего ждать от людей, которые покрывают приторные финики шоколадом? «Хочешь, Наташа? Я секси мэн, вот лучшая на свете еда, а будешь паинька, поженимся, и засверкаешь под паранджой бриллиантами. Вы, славяне, идеальный генофонд!»

Вернемся к основной теме. Я уверена, что ты давно уже умеешь переключаться в режим «I'm sexy and I know it». Может быть, обуваешь туфли на высоком каблуке, чтобы нравиться самой себе, и изящно разруливаешь важные вопросы, пока солидные дядьки таращатся на твои ноги. Может, занимаешься спортом — время не ждет, а тугая попка, как говорит моя лучшая подруга, всегда круче полной луны на шее. Или тебя вдохновляют похвалы в адрес твоих талантов и оригинальных идей, что так и роятся у тебя в голове.

Неважно. Главное, что ты выходишь на улицу, улыбаешься, и прохожие не могут отвести от тебя глаз. Каждая из нас должна иметь такой прием приведения себя в полную боеготовность, независимо от объективных внешних данных (да и какая тут может быть объективность?). Каждая из нас просто обязана ценить себя.

Меня вот идеальные люди всегда вгоняли в ступор. Смотришь на это точеное тело и белозубую улыбку и думаешь: «Ну и что с тобой делать?» У парней аналогичные жалобы: ни с кем секс так не скучен, как с моделями. Видно, ему положено быть при семи оргазмах по той лишь причине, что она сошла к нему с подиумных небес.

В чем же дело? Почему пухленькие, носатые или очкарики часто возбуждают сильнее, чем лучезарные аполлоны и Афродиты? Впрочем, это могут быть уже мои личные комплексы. Сидит во мне этакий Пигмалион — хочется того, над чем можно поработать. Так чтобы человек после моего психологического резца пришел к этому выводу: « I'm sexy and I know it». Подход, в общем-то, не самый худший. По крайней мере, работы вокруг непочатый край.

А может быть, дело в другом: в подсознании у красавчиков и красавиц таится достойный искреннего сожаления страх — страх того, что их просто используют, как мраморное мясо или мебель в стиле рококо? Оттого у них и погасший взгляд. Не то что у тех, кто на первый взгляд невзрачен, но готов раскрыться для тебя, как хорошее вино.

P.S. Вот вернулась я недавно из Индии. Фейс мой ненаглядный весь в пигментных пятнах, организм с перепугу жрет, как не в себя (вернулся из тепла в холод), а я приговариваю: «Расти попа большая и маленькая» или «Все в сиськи, все в сиськи». И не переживаю. Ко мне, взлохмаченной и усталой матери двух крикливых чудищ, на пляже клеились самые красивые мулаты — да еще гости из Европы, а не местные искатели грин-карты.

Не знаю, может, ими двигало христианское милосердие, но будь я веселым дядькой, который поет эту песню, точно стала бы перед зеркалом, оголила белое волосатое тело (его, не мое) и затрясла смешными причандалами в нелепых трусах: «I'm sexy and I know it!»

Поделитесь записью: "Сексуальность — это уверенность в себе" с другими читателями!

Светлана Михайлова

Светлана Михайлова

Я хотела счастья, мне его подарили, я хотела любви, меня ею одарили, а все остальное - я сама.

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!