Психологические особенности этнических групп

0
38 просмотров

Этнос (этническая общность) (с древнегреческого языка «этнос» переводится как «народ») — это исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая совокупность людей, обладающая общими, относительно стабильными особенностями языка, культуры и психики, а главное — сознанием своего единства и отличия от других народов (наличие этнического самосознания, этнической идентичности). Этнос как социальная и психологическая общность людей устойчива во времени, является для каждого человека надежной группой поддержки, выполняет функции защиты своих членов, функции формирования единых общих жизненных ценностей и норм поведения для своих членов.

Немецкий исследователь В. Вундт в конце XIX — начале XX века явился создателем десятитомного научного труда «Психология народов». Вундт в качестве содержания «души народа» рассматривает общие представления, чувства и стремления многих индивидов, которые проявляются прежде всего в языке, мифах, обычаях народа. Изучая язык, мифы, обычаи народа, можно проанализировать народный дух, выявить общие законы его духовного развития. Вундт считает, что наука о «душе народа» или этнопсихология, призвана объяснять общие законы развития этой души.

В 20—е годы XX века в России философ Г. Г. Шпет предпринял попытку создать этническую психологию как отрасль психологии, изучающей такие проявления духовной жизни человека, как язык, мифы, верования, искусство.

Язык, мифы, нравы, искусство, религия, наука вызывают у носителей культуры определенные переживания, которые являются типическими коллективными переживаниями. И этническая психология должна изучать эти типические коллективные переживания, эту эмоционально окрашенную систему представления, миропонимания, присущую той или иной общности людей, т. е. ответить на вопросы: «Что народ любит? Чего боится? Чему поклоняется?».

Шпет подчеркивал, что принадлежность человека к определенному народу определяется не биологической наследственностью, а сознательным приобщением к тем культурным ценностям и святыням, которые образуют содержание истории народа.

Психология нации (национальная этническая психология) как явление по содержанию представляет собой компонент общественного сознания и включает в себя «психические черты и свойства, совокупность которых обозначается понятиями психического склада нации или национального характера».

Национальная психология отражает то общее, что есть у представителей целой нации в мировосприятии, устойчивых формах поведения, чертах психологического облика, в речи и языке, отношениях к другим людям и природе, в стереотипах поведения в экстремальных ситуациях.

Национальная психология существует в виде специфических качеств национального характера, национального самосознания, национальных чувств и настроений, национальных интересов, ориентации, традиций, привычек, проявляющихся в форме национальных особенностей той или иной этнической общности.

Национальный характер — это исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт представителей той или иной нации, определяющих привычную манеру их поведения и типичный образ действий и проявляющихся в их отношении к социально—бытовой среде, к окружающему миру, к труду, к своей и другим этническим общностям.

Национальный характер не является чем—то застывшим, его особенности трансформируются в историческом процессе. Национальный характер не наследуется от предков, а приобретается в процессе воспитания, и гораздо сильнее он проявляется в тех случаях, когда действуют не отдельные члены определенного народа, а целые группы, причем далеко не каждый член этноса может считаться обладателем типичного национального характера.

Национальные чувства и настроения — это эмоционально окрашенное отношение людей к своей этнической общности, к ее интересам, другим народам и ценностям. Национальные чувства могут иметь как позитивный, так и негативный оттенок. Положительный выражается в чувстве национальной гордости, патриотизме, любви к своему народу, чувстве дружбы и братства по отношению к другим народам. Отрицательный проявляется в национализме и шовинизме, национальных и расовых предрассудках, в состоянии отчужденности по отношению к другим народам, в униженном чувстве национального самоуважения, в неудовлетворенности своей нацией.

Национальные интересы и ориентации — это общественно—психологические и социальные явления, отражающие мотивационные приоритеты представителей той или иной этнической общности, служащие сохранению ее единства и целостности. Национальные интересы и ориентации являются важнейшей движущей силой поведения и деятельности людей.

Национальные традиции — сложившиеся на основе длительного опыта жизнедеятельности нации и прочно укоренившиеся в повседневной жизни, передающиеся новым членам этнической общности правила, нормы и стереотипы поведения, действий, общения людей, соблюдение которых стало общественной потребностью каждого. Национальные традиции, привычки проявляются не только в поступках, делах, одежде, стиле общения, но и в движениях, жестах и других еле заметных проявлениях психологии людей.

  • Можно выделить следующие национально—психологические особенности:
  • 1) мотивационно—фоновые особенности — степень выраженности и специфики сочетания и проявления таких качеств, как работоспособность, деловитость и осмотрительность;
  • 2) интеллектуальные особенности (характер организации мыслительной деятельности, скорость мыслительных операций, степень изобретательности, гибкости, степень логичности, абстрактности мышления; например, мышление англичан часто характеризуют как прагматичное, с «нелюбовью к абстрактным теориям»);
  • 3) познавательные особенности (глубина, активность восприятия, яркость воображения, концентрации внимания, например французам свойственны богатство воображения, смелость в познании окружающего мира);
  • 4) эмоциональные особенности (динамика протекания чувств, особенности выражения эмоций и чувств, например немцы и англичане выдержаны и флегматичны, а французам и итальянцам присущи возбудимость, горячность);
  • 5) волевые особенности (устойчивость, длительность волевых усилий);
  • 6) коммуникативные особенности (характер взаимодействия и общения между людьми, степень сплоченности или отчужденности).

В национальной психологии как явлении общественного сознания можно выделить 4 сферы. Мотивационно—фоновая сфера характеризует своеобразие мотивов и целей национальной общности. Интеллектуально—познавательная сфера определяет своеобразие восприятия и мышления носителей национальной психики, выражающееся в наличии у них специфических познавательных и ин—теллектуальных качеств, дающих возможность по—особому воспринимать окружающую действительность, оценивать ее, строить планы деятельности.

Эмоционально—волевая сфера обуславливает функционирование у народа своеобразных эмоциональных и волевых качеств, от которых во многом зависит результативность деятельности. Коммуникативно—поведенческая сфера свидетельствует, что у каждого народа есть свои установившиеся нормы взаимоотношений и обмена необходимыми сведениями, свои стереотипы поведения, свои формы руководства.

Каждый народ имеет специфику в функционировании врожденных особенностей нервной системы и мозга, что обуславливает своеобразие эмоциональной—волевой и интеллектуально—познавательной сфер национального характера, привычные формы реагирования национальной общности.

Начнем с типа межполушарной интенции — особенности работы мозга, связанной с преобладанием функции одного из его полушарий: левого или правого. Левое полушарие — логическое, рациональное, правое — художественное, иррациональное. Множество фактов говорит в пользу того, что русский тип — тип с доминирующим правым полушарием — художественный, импульсивный, эмоциональный. Какие факты подтверждают это? Прежде всего язык: около 60 тыс. слов и выражений только литературного языка; это богатство необходимо нам для выражения чрезвычайно сложного, объемного, художественного мировидения. Доминирование невербальных средств передачи информации в живом общении русских: жестов, мимики, пауз, сильного интонирования речи — вы—дает тот же правополушарный тип. Художественность и эмоциональность наших сказок, любовь к хоровому пению (не слушать хор, а именно петь хором), особенности наших танцев, сочетающих дикое, импульсивное, архаическое начало (пляски) и ритмическую упорядоченность (выход или хороводы), также достаточно очевидно свидетельствуют о превышении нормы правополушарности как особенности русского психологического типа.

Первоначально описательное понятие «национальный характер» использовалось в литературе о путешествиях с целью выразить образ жизни народов. Затем, говоря о национальном характере, одни авторы подразумевали прежде всего темперамент, другие обращали внимание на личностные черты, третьи — на ценностные ориентации, отношение к власти, труду и т. п. Под национальным характером понимают те или иные психологические особенности, отличающие один народ от другого. Характер этноса не сумма характеров отдельных его представителей, а фиксация типических черт, которые присутствуют в разной степени и в разных сочетаниях у значительного числа индивидов. И. С. Кон писал: «Чтобы понять характер народа, нужно изучать, прежде всего, его историю, общественный строй и культуру, индивидуально—психологические методы здесь недостаточны». Уникальны не черты и не их сумма, а структура, специфика их проявления. Например, трудолюбие является важной чертой и немецкого, и японского национального характера. Но немцы трудятся размеренно, экономно, у них все рассчитано и предусмотрено. Японцы отдаются труду самозабвенно, с наслаждением, стремясь выразить чувство прекрасного и в процессе труда.

Русское трудолюбие носит азартный, аккордный, даже авральный вариант мобилизации всех сил для выполнения какой—то трудовой задачи, а затем спад трудовой активности, т. е. размеренность и организованность труда скорее исключение, чем правило. А труд африканцев на протяжении веков был подневольным, рабским, поэтому это не способствовало развитию трудолюбия, труд выступает как неизбежная и тяжкая обязанность.

В последнее время понятие «национальный характер» реже используется, ему на смену для обозначения психологических особенностей этнических общностей приходит понятие «ментальность» и «менталитет».

Менталитет — глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий бессознательную совокупность предрасположенностей людей действовать, мыслить и воспринимать мир определенным образом. Менталитет формируется в ходе длительного исторического развития народа и определяет национальный характер, национальную модель экономического и социального поведения, является общим умственным инструментарием данного народа и общества.

  • Русскому менталитету присущи:
  • 1) стремление к коллективизму, к взаимопомощи, к опоре на общину, к милосердию (общественные интересы выше личных);
  • 2) стремление к социальной справедливости и равенству, высшая ценность — равенство людей, а не индивидуальная свобода;
  • 3) традиция подчинения человека государству, патерналистская традиция ждать от государства гарантий обеспечения благоденствия и порядка;
  • 4) склонность к аскетизму, ограничению материальных потребностей, православные христианские традиции;
  • 5) противоречия между долгим терпением, послушанием и кратковременными приступами бурного протеста, бунта, анархии, жестокости, насилия, противоречия между деспотизмом, подчинением жесткой власти и порядку и стихийностью, непредсказуемостью поведения, между трудолюбием и небрежностью, неорганизованностью в работе;
  • 6) вера в великую миссию русского народа, поиск абсолютного добра, справедливости и смысла жизни, свободолюбие и правдолюбие;
  • 7) борьба в русской душе восточного и западного начал;
  • 8) иррациональность, эмоциональность, интуитивность, непредсказуемость поведения, непрактичность, направленность на будущее;
  • 9) созерцательность, мечтательность, идеализм мышления, склонность к идеалистическим и тоталитарным учениям;
  • 10) выносливость, мужество, стойкость, живучесть.

Устойчивость функционированию всех отмеченных национально—психологических особенностей придает национальное самосознание, значение которого состоит в фиксации своеобразных национально—специфических черт и психологического отделения (или противопоставления) на этой основе одной национальной общности (от) другой.

  • Самосознание нации включает в себя:
  • 1) осознание своей этнической общности, своей принадлежности к данному этносу;
  • 2) приверженность к национальным ценностям (языку, территории, демографической культуре);
  • 3) сознание социально—государственной общности;
  • 4) сознание нации как единства исторической судьбы;
  • 5) патриотизм;
  • 6) сознание общности в национально—освободительной борьбе.

Таким образом, национальное самосознание есть осознание людьми своей принадлежности к определенной этнической общности, осмысление своего положения в системе общественных отношений, понимание национальных интересов, взаимоотношений своей нации с другими об—щностями.

Этническая идентичность — это осознание своей принадлежности к определенной этнической общности, это результат когнитивно—эмоционального процесса осознания себя представителем определенного этноса, определенная степень отождествления себя с ним и обособления от других этносов. Понятие «этническая идентичность» не совпадает с социологическим понятием «эт—ничность». Этничность — это определение этнической принадлежности по ряду объективных показателей: этнической принадлежности родителей, месту рождения, языку, культуре.

В структуре этнической идентичности выделяют 2 компонента:, когнитивный (знания об особенностях своей группы, т. е. этническая осведомленность об истории, обычаях, культуре своего народа, и осознание себя ее членом яа основе зтнодифференцирующих признаков: языка, ценностей, обычаев, религии, исторической памяти, национального характера, народного искусства и т. п.) и аффективный (чувство принадлежности к группе, оценка ее качеств, отношение к членству в ней).

  • Развитие этнической идентичности проходит 3 этапа:
  • 1)в 6—7 лет ребенок приобретает фрагментарные знания о своей этнической принадлежности, первоначально она основывается на очевидных показателях: цвете кожи, внешности, языке, обычаях;
  • 2)в 8—9 лет ребенок уже четко идентифицирует себя со своей этнической группой, выдвигает основания идентификации — национальность родителей, место проживания, родной язык;
  • 3)в младшем подростковом возрасте, в 10—11 лет, этническая идентичность формируется в полном объеме, в качестве особенностей разных народов ребенок отмечает уникальность истории, специфику традиционной бытовой культуры, общность исторической судьбы, общность предков, религию.

Этническая идентичность — это не только осознание своей тождественности с этнической общностью, но и ее оценка, значимость членства в ней, разделяемые этнические чувства (чувства достоинства, гордости, обиды, страха являются важнейшими критериями межэтнического сравнения); эти чувства опираются на глубокие эмоциональные связи человека с этнической общностью и моральные обязательства по отношению к ней, формирующиеся в процессе социализации индивида.

Ситуация межэтнического общения дает человеку больше возможностей для приобретения знаний об особенностях своей и других этнических групп, способствует развитию межэтнического понимания и формированию коммуникативных навыков. Свою этническую принадлежность быстрее осознает русский ребенок, живущий в многонациональной Москве, чем житель отдаленной деревни с моноэтническим составом. Отсутствие опыта межэтнического общения обуславливает и меньшую предрасположенность к подобным контактам, и меньший интерес к собственной идентичности. Этническая идентичность сильнее выражена у тех людей, которые живут в культурной среде, значительно отличающейся от собственной. Важную роль играет то, к какой группе: этнического большинства или этнического меньшинства — принадлежит ребенок, человек. Представления об этнических группах быстрее и острее формируются у представителей этнических групп меньшинства, но порой в детстве представители этнического меньшинства предпочитают не свою группу, а хотели бы быть в группе этнического большинства (например, негритянские дети в 5 лет в 60% случаев предпочитают белых кукол и считают, что они более на них похожи, чем темные куклы). В этом случае может сформироваться ложная идентичность, т. е. ребенок воспринимает себя в качестве членов доминирующей этнической группы, а не в составе своей реальной этнической группы.

С возрастом и развитием этнической идентичности у членов этнических меньшинств обычно происходит сдвиг к «внутригрупповой ориентации на свою этническую группу». Людям свойственно стремление сохранить или восстановить позитивную этническую идентичность, которая дает ощущение психологической безопасности и стабильности. Для этого используется стратегия социального творчества, связанная с пересмотром критериев сравнения. Это может быть поиск новых оснований для сравнения, особенно в том случае, если группа потерпела поражение в межгрупповом соревновании — обычно в этих случаях усиливается тенденция приписывать своей этнической группе положительные моральные качества: теплоту, добросердечие, доброту, отзывчивость, дружелюбие и т. п. Стратегия социального творчества проявляется и в восстановлении субъективного благополучия с помощью выбора для сравнения еще менее успешных или еще более слабых групп (и тогда недовольство и агрессия направляется на эти более слабые и уязвимые этнические группы). При неблагоприятном межгрупповом сравнении члены этнического меньшинства могут выбрать и другую стратегию — принять правильную самоидентификацию вместе с негативной оценкой своей группы, т. е. формируется негативная этническая идентичность, которая сопровождается ощущением неполноценности, ущемленности и стыда за представителей своего этноса. Члены этнического меньшинства часто имеют пониженную самооценку, болезненное самолюбие и сверхчувствительность к дискриминации.

На уровне обыденного сознания многие люди считают, что национальность дана человеку от природы или Бога и менять ее нельзя. И лишь 10% россиян считают, что человек вправе сделать сам сознательный выбор национальности. В действительности в процессе социализации и инкультурации общество как бы «приписывает» ребенка к определенному этносу. В результате у большинства людей проблемы выбора не возникает, но члены группы меньшинств и выходцы из межэтнических браков могут проходить длительный период «выбора своей этнической идентичности». У этих людей в процесс этнической идентификации кроме критерия приписывания (то, кем другие их воспринимают), большую роль играет и критерий внутреннего выбора (то, кем они сами себя осознают), т. е. принадлежность человека к народу определяется не биологической наследственностью, а сознательным приобщением к его культурным ценностям и святыням. Важен внешний критерий приписывания, признания другими людьми этнической принадлежности человека, особенно когда наблюдаются заметные физические или расовые различия внешности. Даже люди, имеющие объективные основания причислять себя к какой—либо общности, например дети из смешанных в расовом отношении браков, часто оказываются чужими для нее: кем бы сам себя не осознавал мулат, для белых он — негр, а для черных — белый. Когда явных межгрупповых различий во внешности нет, существует высокая степень согласия между внешними (даваемыми другими) и собственными (самоопределяемыми) критериями идентичности: группа примет человека, даже если он по крови — «чужой» (такой легкий и свободный выбор своей этнической принадлежности возможен у белорусов, русских, украинцев, культура и облик которых во многом близок, т. е. ребенок, родители которого белорусы, может осуществить свой свободный выбор и осознавать себя русским, и окружающие могут его также относить к русским).

Исследователи, полагающие, что человек с разной степенью интенсивности может идентифицировать себя как с одной, так и одновременно с двумя этническими общностями, предложили модель двух измерений этнической идентичности.

А — моноэтническая идентичность со своей этнической группой,

Б — биэтническая идентичность; В — моноэтническая идентичность с чужой этнической группой; Г — маргинальная этническая идентичность.

Для большинства индивидов характерна моноэтническая идентичность, совпадающая с официальной этнопри—надлежностью. Но ее интенсивность может быть различной: от позитивной этнической идентичности, сопровождаемой чувством патриотизма, гордости за свой народ, чувством собственного достоинства, до этнической гиперидентичности, которая сопровождается восхвалением своего народа и предубеждениями к представителям других народов, нетерпимостью в межэтническом взаимодействии. Моноэтническая идентичность с чужой этнической группой (измененная идентичность) возможна в том случае, когда чужая группа расценивается как имеющая более высокий экономический, социальный статус, чем своя. Конечным результатом идентификации с чужой группой является полная ассимиляция, т. е принятие традиций, ценностей, норм, языка чужого народа.

Сильная, хотя и разного уровня интенсивности, идентификация с двумя группами ведет к формированию биэтнической идентичности, т. е. эти люди обладают психологическими особенностями обеих групп, осознают свое сходство с ними и обладают компетентностью в культурах обоих народов, владеют обоими языками — это Беннетт называет конструктивной маргинальностью, т. е. это человек—посредник между культурами, человек мульти—культуры.

Но чаще встречаются люди с негативной маргинальной этнической идентичностью, которые балансируют между двумя культурами, не овладевая в должной мере нормами и ценностями ни одной из них, испытывают внутриличностные конфликты, отчужденность и неприятие обоих народов и культур, отчаяние, неприспособленность, агрессию. Люди—перебежчики отбрасывают свою родную культуру в пользу чужой культуры; люди—шовинисты отбрасывают чужую культуру в пользу своей родной культуры, критикуют, осуждают чужие нормы поведения.

Этническая культура — это совокупность присущих этносу способов освоения условий своего существования, направленных на сохранение этноса и воспроизводство условий его жизнедеятельности.

Этническая культура проявляется буквально во всех областях жизни этноса: в языке, в воспитании детей, в одежде, в устройстве жилища, рабочего места, домашнем хозяйстве и, конечно, в фольклоре. На формирование этнической культуры оказывают влияние природные условия, язык, религия, а также психический склад этноса.

Социальные психологи проводят сравнительно—культурные исследования, изучают, как элементы культуры отражаются в сознании людей, обуславливают национальные типы характера, модальные типы личности, национальные типы поведения.

В качестве предмета этнопсихологии, по мнению американского психолога Г. Триандис, выступает субъективная культура, т. е. те нормы, роли и ценности, принятые в культуре данного народа и усвоенные людьми, признаваемые ими как свои ценности. Субъективная культура охватывает все представления, идеи, верования, которые являются объединяющими для того или иного народа и оказывают непосредственное воздействие на поведение и деятельность его членов.

Невозможно найти двух народов, этносов, имеющих абсолютно одинаковых культуры, а с другой стороны, у разных народов можно встретить какие—то отдельные одинаковые элементы культуры. И в то же время внутри одного и того же этноса могут быть региональные субкультурные различия в жилищах, одежде, песнях, танцах, обычаях. Таким образом, границы культуры и этноса не идентичны. У народов, которые имеют похожие элементы культуры, например единую религию, можно выявить некие объединяющие типичные формы мировоззрения, морали, поведения.

А. Кардинер (1891—1981) предложил модель взаимосвязи практики детского воспитания, типа личности, доминирующих в данной культуре. В трудах «Индивид и его общество» и «Психологические границы общества» он изложил в обобщенном виде основные идеи этнопси—хологической школы. Согласно представлениям Карди—нера, личность человека начинает формироваться сразу после рождения, с первых дней его жизни. Это происходит под действием внешней среды, прежде всего через конкретные способы ухода за младенцами в каждом обществе: способы кормления, ношения, укладывания, а позже — обучения ходьбе, речи, чистоплотности, быто—вым навыкам и нормам поведения и пр. Впечатления раннего детства налагают отпечаток на личность человека, на всю его жизнь. Формирование психики человека происходит первые 4—5 лет его жизни, после чего она «затвердевает» и остается практически неизменной всю жизнь, определяя судьбу, успехи и неудачи человека. Психика людей следующего поколения формируется под влиянием тех же первичных опытов, что и у предыдущего поколения. Такой процесс повторяется беспрерывно.

Поскольку у народа способы ухода за детьми приблизительно одинаковы, а между разными народами в этом отношении имеются различия, то каждый народ обладает своей «средней» психикой, которая проявляется в форме «базовой», или «основной», личности — центрального понятия этнопсихологии. Отсюда произошло понятие «основная личность». Вот эта—то «основная личность», т. е. некий средний психологический тип, преобладающий в данном конкретном обществе, и составляет базу этого общества, базу его культуры.

Какова «основная личность» данного народа, такова и его культура. С этим связан интерес представителей этнопсихологической школы к исследованию детства, изучению детской психологии. По Кардинеру, «основная личность» формируется на основе единого для всех членов данного общества опыта и включает в себя такие личностные характеристики, благодаря которым индивид становится максимально восприимчивым к данной культуре и получает возможность достигнуть в ней наиболее комфортного и безопасного состояния.

А. Кардинер старался выявить, как происходит взаимодействие культуры и личности, и как психоаналитик он считал, что именно способы ухода за маленькими детьми отличаются в разных культурах и налагают неизгладимый отпечаток на личность взрослого. Например, особенности русского национального характера — терпение и послушание — он связывал с практикой длительного тугого пеленания, принятого в русских семьях.

Но позднее отказались от абстрактного понятия базовой личности в пользу статистического понятия модальной личности (Р. Линтон). Это понятие выражает наибольшую распространенность (моду) типа личности в культуре. Это не «средняя «личность, а чаще всего встречающаяся. Модальная личность соответствует сравнительно прочно сохраняющимся чертам личности, чаще всего встречающимся у взрослых членов данного общества. Концепция мультимодальных обществ утверждала, что каждый народ представлен не одной модальной личностью, а несколькими, с переходными формами между ними.

Значительный вклад в этнопсихологические исследования внесли труды Рут Бенедикт (1887—1948). Главный постулат ее концепции — наличие у каждого народа специфической для него «базовой структуры характера», передающейся из поколения в поколение и определяющей историю данного народа. В соответствии с этим постулатом Бенедикт развивала мысль, что каждая культура имеет уникальную конфигурацию внутрикуль—турных элементов. Религия, семейная жизнь, экономи—ка, политические структуры, вместе взятые, образуют единую неповторимую структуру. Причем в каждой культуре присутствуют только такие варианты этих элементов, которые соответствуют этносу культуры. Элементы, чуждые данному народу, не получают возможности для своего развития. Те аспекты жизни, которые кажутся наиболее важными с позиции нашей культуры, могут играть незначительную роль в других культурах, ориентированных иначе, чем наша. В то же время какие—либо черты, которые имеются в нашей культуре, могут быть переосмыслены в других культурах так, что покажутся нам фантастическими.

Бенедикт ввела термин «культурная конфигурация», обозначив им особый способ соединения (сцепления) элементов культуры, создающих единое целое культуры, и полагая, что культурная конфигурация является следствием уникального исторического процесса. Каждой культуре присущ свой специфический тип личности. В каждом типе личности есть некая доминантная модель поведе—ния, или определяющая психологическая черта. Бенедикт выделила следующие типы культурных конфигураций:

— аполлонийский, отличительными чертами которого являются подчинение индивидов традициям группы (возрастной, половой) и воздержание от экстремально—эмоциональных проявлений своего характера. В данном типе культуры воплощается идея меры во всем: не приветствуется явное выражение гнева, насилия, ревности; кооперация и терпимость воспитываются с детства, норма поведения устанавливается общественными структурами, а не индивидами. Поэтому эта культура ориентирована на традиции, а не на авторитетные санкции вождя; апол—лоническая культура — созерцательно—логическая, интеллектуальная культура, которая ценит умеренность, сбалансированность, прежде всего воспитывает в детях ответственность перед обществом, стремление к кооперации;

— дионисийский, представляющий противоположный тип конфигурации и отличающийся индивидуализмом и различными формами насилия; дионисическая культура — эмоциональная—буйная, поощряющая крайности, безумства, бесстрашие, жестокость, независимость;

— параноидальный, характеризуемый конфликтами и подозрительностью. В этом типе культуры аккумулируется враждебность в отношениях между мужем и женой, с соседями и между деревнями; распространено убеждение, что удача, успех одного означают неудачу другого; широко практикуется вредоносная магия.

Бенедикт выделяет культуры стыда и культуры вины. Западные культуры — культуры вины; действия человека осуждаются самим человеком, человек виновен перед своей совестью и Богом. Культуры стыда — это восточные культуры, человеку стыдно за свои поступки перед своими членами общества, его осуждают другие люди.

В русской традиционной культуре наблюдается противоречивое сочетание аполлонийского и дионисийского типов, преобладание коллективистической культуры (направленность на интересы коллектива, семьи, общества, взаимодействие людей), преобладание высококонтекстного типа культуры (большую роль играют эмоции, интонации речи, жесты, мимика в общении, контекст ситуации), преобладает культура стыда и культура с экстернальным локусом контроля (свои и чужие поступки, достижения объясняют внешними причинами, обстоятельствами, везением либо невезением, т. е. внешней, неконтролируемой и нестабильной причиной. Русские склонны надеяться на удачу и мало планируют свои будущие действия.

М. Мид определяет национальный характер как особый способ распределения и регулирования внутри культуры ценностей или моделей поведения, детерминированных принятыми в ней способами детского воспитания. В соответствии с особенностями детства Мид выделяла три типа культур: постфигуративный, где дети учатся у своих предшественников; конфигуративный, где и дети, и взрослые учатся у своих предшественников; префигуративный, где взрослые учатся также и у своих детей.

Зачастую представителям различных этносов свойственны этнические стереотипы, которые представляют собой устойчивые представления о моральных, умственных, физических характеристиках, свойственных представителям различных этносов.

Этнические стереотипы делятся на автостереотипы и гетеростереотипы. Автостереотипы — мнения, суждения, оценки людей по отношению в своему этносу. Чаще всего автостереотипы содержат положительные оценки.

Гетеростереотипы представляют совокупность оценочных суждений о других народах.

Этнические гетеростереотипы — это устойчивые, эмоционально окрашенные, обобщенные и упрощенные представления людей о других народах, которые часто бывают неточными, хотя и содержат некоторое зерно истины.

Социальные стереотипы чаще усваиваются в детстве из вторичных источников, чужих мнений, СМИ, а не на основе личного опыта, затем с трудом меняются, устойчивы к новой информации, могут сохраняться десятилетиями, передаваться к новому поколению, распространены среди достаточно большого числа людей данной национальности. Содержание гетеростереотипов зависит во многом от исторического опыта взаимодействия между данными народами.

Негативные этнические стереотипы ведут к образованию национальных предрассудков и этноцентризма.

Национальные предрассудки — неоправданно негативное мнение и отношение к чужому народу и к отдельным его членам и склонность негативно действовать по отношению к людям чужого народа.

Предрассудок предполагает осуждение, предубеждение против человека, даже не зная его лично, а исключительно на основании его идентификации с некой группой. Предрассудки в свою очередь провоцируют дискриминацию — неоправданно негативное поведение по отношению к группе или ее членам.

Этноцентризм — сознательное и бессознательное предпочтение своего народа и своей культуры перед чужой культурой (в родной культуре все правильно, лучше, чем в чужой культуре), склонность оценивать жизненные явления через призму традиций и ценностей собственной культуры, выступающей в качестве эталона—образца.

Степень и формы выраженности этноцентризма могут варьировать. Этноцентризм, при котором на фоне позитивного предпочтения своего народа предпринимаются попытки понять и объективно оценить чужую культуру, достижения чужого народа, — называют благожелательным, или гибким. Воинственный этноцентризм проявляется в недоверии, ненависти, страхе и обвинении чужих народов в собственных неудачах, в оправдании захвата, угнетения и даже уничтожения чужих народов.

Наиболее эффективна и полезна позитивная форма межэтнического восприятия — принятие и признание различий между своим и чужим народом, с признанием ценности и своего, и чужого народа, с объективным анализом достижений и недостатков и своего, и чужого народа.

Источник: Столяренко Л. Д., Самыгин С. И., Социальная психология