Приезд двоюродной сестры казался сюрпризом

0
55 просмотров
сестра из америки

До личной встречи... Сестра из Америки — что может быть круче?! Только ее приезд ко мне. Мы никогда не виделись, но я надеялась, что мы найдем общий язык.

— Бабушка хочет показать внучке землю предков, — сказал папа. — Думаю, ты ей в этом поможешь.
— Папа, ты же знаешь, я гостям всегда рада. Все сделаю в лучшем виде...

Я заранее распланировала свои каникулы: на пару дней остаемся с гостьей у нас в поселке, а потом едем на экскурсию в село к бабушке по отцовской линии. Если сестричка хочет увидеть настоящую Россию, то это только там! Стоя в аэропорту, я даже пританцовывала от нетерпения. И вот огласили прибытие рейса из Нью-Йорка. Через некоторое время я увидела сестру.

— Маша! — закричала, помахав рукой, но на лице сестры радости не заметила. — Привет. Я и есть Оля... — обняв, поприветствовала гостью.
— Привет. Только не нужно называть меня Машей. Я — Мег. Это мама с бабушкой придумали — Маша, а мне не нравится, — недовольно скривилась она.
— Как скажешь, — согласилась я, хотя показалось это немного странным.
— Идем скорее к машине, — между тем распорядилась Мег. — Устала жутко.
— Сейчас мы на автобусе поедем на вокзал, — смутилась я. — Затем — поездом, а в поселке нас встретит папа.
— Хм... А твоя машина в ремонте?
— Не угадала! У меня ее вообще нет.
— Нет? Как же ты живешь?! У нас в семье каждый имеет.

Я ничего не ответила. Просто взяла ее сумку и пошла к автобусу. На вокзале сестра вдруг начала громко смеяться, увидев поезд.

— Какая интересная штуковина! У вас здесь музей на колесах?
— К сожалению, у нас здесь такой транспорт, — пробурчала я. — И мы поедем именно на нем.

Мег перестала смеяться и с отвращением вошла в вагон. Если честно, мне стало стыдно: душно, везде мусор...

— Я подозревала, что будет, не очень комфортно, — заныла сестра, — но не думала, что настолько! Планировала полететь в Майами с Джонни — это мой бойфренд — а вынуждена быть тут. Все из-за бабушкиных капризов! Думаешь, такой парень как Джонни будет меня месяц ждать?!

«Если любит — подождет», — подумала я. Сестра начала раздражать меня своим нытьем. Одно только оправдывало Мег: она прилетела не по доброй воле. М-да, обязанности гида уже не привлекали меня. Эта девушка умудрялась ныть двадцать четыре часа в сутки. Когда она узнала, что мы будем жить в одной комнате, с ней случилась истерика. Потом ей понадобился Интернет — нужно было проверить электронную почту, и когда я сказала, что у нас его нет, Мег чуть с ума не сошла. На следующий день я показывала сестрице поселок, а Мег все время оглядывалась в поисках чего-то.

— А где у вас интернет-кафе?
— У нас в поселке его нет, но мы можем зайти на почту.
— Что за страна! У нас интернет-кафе на каждом углу. Вы живете, как дикари какие-то! Ладно, идем на почту. Вдруг Джонни написал письмо.

Конечно, я разозлилась на Мег за «дикарей», но потом, увидев, что она и вправду страдает, решила промолчать.

— Ура! Есть письмо! — радовалась вскоре сестра. — Он меня не забыл!

Но, прочитав послание, вдруг разрыдалась: возлюбленный поехал в Майами с другой девушкой. Сестра совсем захандрила...

— Может, лучше не ехать в село? Мег сейчас необходимо отвлечься. У нас здесь хоть есть куда пойти, а там... — убеждала я дома родителей.
— Не хватало еще этой соплячке нам условия диктовать! — заупрямился папа. — И потом, бабушка ведь хотела, чтобы Маша увидела ее родину.
— Вам, конечно, хорошо рассуждать, — проворчала я, — а мне с ней мучиться.
— Родственников не выбирают, — рассмеялся отец, — так что потерпи.

Между тем Мег после письма Джонни стала ко всему равнодушна: перестала пререкаться, жаловаться и ныть. Я теперь и не знала, что хуже. Когда мы приехали в село, она сразу ушла спать.

— У нее любовная драма, — объяснила я удивленной бабуле поступок Машки.
— Не проблема, — отмахнулась она. — Ляг, поспи — и все пройдет! Верно?..

Когда утром я проснулась, Мег в комнате не было. Издалека доносился разговор, прерываемый смехом.

— По поводу чего бурное веселье? — поинтересовалась, входя в кухню. Машка уплетала за обе щеки яичницу с салом и домашним хлебом! А раньше считала каждую калорию!
— Бабуля делится со мной своими любовными историями, — отозвалась сестра, прожевав. — Рассказала о парне, с которым она в молодости встречалась. У него губы были холодные, как у жабы...

Ничего себе! Я столько лет приезжаю сюда, а бабушка со мной никогда не откровенничала! А тут вот так, с ходу... Вдруг бабуля мне подмигнула. Ай да хитрюга! Вот что она придумала! Сестренку нужно отвлекать, а уж это бабушка умеет как никто другой. Я решила сменить тему.

— Как себя чувствуешь? Прошла голова?
— Да какая голова?! Тут такой воздух, что прошло все на свете! У нас в Нью-Йорке грязно, дышать невозможно, — с грустью вздохнула Мег. — А еще я никогда не ела такого хлеба... Бабушка сама его только что испекла. Вкуснотища! И куры совсем недавно снесли яйца, я таких свежих не пробовала!

И тут я не удержалась от колкости.

— Да что ты говоришь?! А как же дикари? Или мы все же цивилизация?
— Не стоит вспоминать старое! Просто я тогда была очень расстроена, вот и сболтнула лишнее. Не сердись, ладно? В ее взгляде читалось искреннее раскаяние. Подойдя ближе, я обняла ее, и мы на пару секунд замерли, радуясь проснувшимся родственным чувствам. А бабуля смотрела на нас и улыбалась.
— Оля, а мы с бабушкой в поход собираемся идти, — воскликнула вдруг Мег.
— Не поняла, в какой еще поход? — озадачилась я.
— Да не в поход, а в обход, Маша, — со смехом поправила ее бабушка.

Я чуть не упала под стол от удивления: сестра спокойно отреагировала на Машу! Ну, бабуля, ну волшебница! Конечно, я отправилась с ними. И там моему удивлению не было предела! Мег было не узнать: она кормила кур и уток, свиньям налила воды, даже попробовала доить корову, причем успешно.

— Дома мне никто не поверит!

Да уж! В это и мне сложно поверить, хотя я видела все своими глазами. Чудеса, да и только! А сестричка веселилась вовсю. Потом мы пошли купаться на речку.

— А где же спасатель? — удивилась Мег.
— А зачем он тебе? Иди смелее.

Подумав, она подчинилась. Купание ей понравилось, видимо, в нем был экстрим, которого в ее цивилизованном мире явно не хватало. Сестра резвилась, как ребенок. Но когда возле нас появился мой друг Ваня, вдруг превратилась в кокетливую женщину. Я только улыбалась.

Прощаясь, мы договорились, что в субботу пойдем на танцы. Мне показалось, что в это время Мег и Ваня рассматривали друг друга. «Вот и лекарство от предательства Джонни», — подумалось. И не ошиблась! В субботу Мег танцевала только с Ваней.

— А как же Джонни? — спросила сестру.
— Но ведь Ваня и Джонни — это одно и, то же! — рассмеялась она. — Так что, по сути, ничего не изменилось!

Через две недели, провожая ее в аэропорт, я поняла, что поменялось очень многое. Сестра была грустная: видно, ей совсем не хотелось уезжать.

— Никогда не забуду этих дней, — сказала она. — У вас так здорово! Природа, воздух, люди... Я приеду снова. И сразу же поедем к бабушке. Хорошо?
— Конечно, сестричка, — улыбнулась я. — И не только к ней. Верно, Маша?
— Угадала! — рассмеялась сестра.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here