Почему люди столь неумело распознают ложь?

0
15 просмотров
как распознать ложь

Люди плохо распозна­ют ложь, потому что они не хотят знать правду

Люди часто не хотят знать, действитель­но ли хозяевам понравились их подарки; для них нет никакой выгоды знать это. Поэтому они охот­но верят хозяевам, когда ­те говорят, что подар­ки им очень понравились. Более того, людям обыч­но нравится, когда им дела­ют комплименты, касающие­ся того, что они дела­ют или как они выглядят.

Поэтому они не будут предпринимать усилий к тому, чтобы выяснить, действитель­но ли человек, делающий им комплимент, говор­ит искренне. Одна­ко во многих обстоятель­ствах люди все же хотят узнать, лжет другой человек или нет, но даже тех изобличителей лжи, у которых присутствует сильная мотивация узнать, лжет ли им другой человек, оказывает­ся лег­ко обмануть. Следующие ниже пункты поясняют, почему это так.

Не существует такого феномена, как поведение, типич­ное для лжи, — и­ными словами, не существует такой формы или совокуп­ности форм поведения, которые демонстриру­ют все лжецы. Поведе­ние лжеца определяет­ся его личностью и обстоятельствами, при которых совершает­ся ложь. Очевидно, тот факт, что формы поведения, типич­ные для лжеца, отсутствуют, осложняет для изобличителей лжи задачу по определению того, на что им следует обращать внимание.

Различия между лжецами и людьми, говорящими правду, как правило, незначительны. Мне­ние Фрейда о том, что «сквозь каждую пору лжеца просачивает­ся нечто, что выдает его», часто оказывает­ся неверным. Очевидно, что чем меньше различия, тем труднее распознать ложь.

Правила разговор­ного обще­ния не позволя­ют изобличителю лжи должным образом проанализировать поведе­ние человека, заподозрен­ного в обмане.

Для лжеца бы­ло бы очень труд­но продолжать лгать, если бы наблюдатель мог настаивать на своих расспросах. Как уже отмечалось, лжец должен избегать противоречий самому себе, не должен говорить вещей, о несоответствии действитель­ности которых извест­но наблюдателю, и помнить о том, что он сказал, если другой человек попрос­ит его повторить или разъяснить его слова.

Более того, лжецы долж­ны все время контролировать с­вое поведение, чтобы избежать разоблаче­ния вследствие яв­ных признаков нервоз­ности или сложностей в передаче содержания. Эти труд­ности еще более возрастают, когда наблюдатель продолжает задавать вопросы, тем самым заставляя лжеца продолжать лгать. Однако, как уже отмечалось ранее в этой главе, человек очень быстро придет в раздражение, если собеседник будет подвергать сомнению все, что он говорит.

Задача изобличителя лжи также нам­ного облегчается, если он имеет возмож­ность рассматривать потенциаль­ного лжеца букваль­но с головы до ног, поскольку телодвиже­ния лжеца (точнее, отсутствие таковых) могут выдать его ложь. Такое разглядыва­ние с головы до ног крайне ред­ко встречает­ся в разговорном общении и производ­ит стран­ное впечатление. Как правило, мы ограничиваем­ся взглядом в глаза собеседнику. Одна­ко движе­ния глаз собеседни­ка не обеспечива­ют наблюдателя надеж­ной информацией, позволяющей распознать ложь.

На оцен­ки наблюдателей оказывает влия­ние целый ряд систематических ошибок и погрешностей. Вместо актив­ного изуче­ния поведе­ния других наблюдатель может полагать­ся на относитель­но необоснован­ные правила принятия решений, называемые когнитив­ными эвристиками (Levine, McCornack & Park, 1999). Приме­ром таковых являет­ся эвристи­ка доступности.

В реаль­ной жизни люди значитель­но чаще сталкивают­ся с правдивыми высказываниями, чем с лживыми, а потому они, как правило, склон­ны полагать, что име­ют де­ло с искренним поведением (такое поведе­ние наблюдателей привод­ит к погреш­ности правдивости).

Эвристи­ка частоты имеет место вследствие того, что люди склон­ны оценивать стран­ное или необыч­ное поведе­ние как лживое, независимо от того, насколь­ко лживым о­но являет­ся в действительности.

Эвристи­ка реляцион­ной погреш­ности исти­ны имеет место вследствие того, что по мере развития близких отноше­ний у партнеров формирует­ся яр­ко выраженная тенденция оценивать друг друга как говоря­щих правду. И наконец, в соответствии с эвристикой репрезентатив­ности люди полагают, что нервоз­ное поведение, а также поведение, свидетельствующее о сложност­ях в передаче содержания, являют­ся признаками обмана. В результа­те наблюдатели часто использу­ют ошибоч­ные сигналы при распознавании лжи, поскольку настоящие лжецы нечасто демонстриру­ют подоб­ные формы поведения.

Даже в тех случаях, когда люди проявля­ют нервоз­ность и испытыва­ют слож­ности в передаче содержания, это вовсе не обязатель­но означает, что они лгут (Bond & Fahey, 1987). Искрен­ний и невиновный подозреваемый, опасающийся, что полицейские ему не поверят, может вследствие своего страха проявлять ­те же призна­ки нервозности, что и виновный лжец, боящий­ся разоблачения.

Наблюдатели часто не принима­ют во внима­ние индивидуаль­ные различия в поведении людей. Так, например, интроверты и социаль­но тревож­ные индивиды производят на наблюдателей впечатле­ние лжецов, как и чернокожие индивиды (по крайней мере, на белых наблюдателей). Естествен­ное поведе­ние этих категорий лиц часто ошибоч­но интерпретирует­ся наблюдателями как свидетельствующее об обмане.

Источник: Олдерт Фрай.: Ложь. Три способа выявле­ния

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here