Победа над раком, чудо ради которого стоит стараться

0
7 просмотров

Как бы далеко ни продвинулась медицина и как бы ни сократился список неизлечимых болезней, все равно есть ряд заболеваний, которые победить довольно сложно. И первое место в этом списке занимает онкология. Для многих это слово звучит как приговор, однако не все так однозначно, и есть немало людей, сумевших победить этот недуг. Среди них и наши герои — молодые люди, справившиеся с онкологией в детстве. Их истории — поддержка для тех, кто недавно столкнулся с заболеванием и только встал на нелегкий путь борьбы.

«О ВРЕМЕНИ В ОТДЕЛЕНИИ ПОМНЮ ТОЛЬКО ХОРОШЕЕ»

Екатерине Минаевой из Кривого Рога 25 лет. В 14 лет она пережила операцию и несколько курсов химиотерапии, которые спасли девушку от злокачественной опухоли на кости предплечья. «Возможно, это будет странно звучать, но сейчас, спустя 11 лет после этой истории, я не помню ничего плохого, зато в памяти остались наши посиделки с ребятами из отделения, экскурсии, на которые нас возили волонтеры, и прочие развлечения. Притом я не одна такая, в соцсетях мы общаемся с друзьями из отделения и никогда не обсуждаем что-то, связанное с лечением, для нас тот период — время общения. Иногда, конечно, поговорим о том, как тошнило, но это и этот момент вспоминается не как трагедия, а больше с юмором. Правда, сказать, что мне все время так уж везло, не могу, ведь мне пришлось провести в отделении почти два года: в течение первого я прошла несколько курсов послеоперационной химиотерапии (кажется, пять), а за второй — боролась с метастазами, которые внезапно возникли после окончания первого года лечения».

ОСОБЕННОСТИ. "Поскольку одного ребенка (в любом возрасте) в отделении не оставляют, я лежала по очереди то с мамой, то с дядей, — продолжает Екатерина. — С помощниками легче справиться с состоянием. Конечно, школу я в это время не посещала, зато меня проведывали одноклассники и ходили учителя, они помогали мне осваивать программу, и когда состояние позволяло, я читала учебники, решала задачи. А когда все закончилось и меня выписали, сдала экзамены за 9 класс экстерном. 10 класс училась нормально, а в начале 11-го опять оказалась в отделении, с метастазами. Притом пролежала и время учебы, и период ЗНО, и даже выпускной. Поэтому проходила тестирование на год позже, чем мои одноклассники, и по его результатам поступила в киевское училище на турагента. Там было очень круто — весело и интересно. После училища я поступила в Киевский педагогический институт, отучилась и теперь работаю психологом в общеобразовательной школе. Правда, мне не очень нравится такая работа из-за неблагодарной и неинтересной административной ее части: занимаешься с ребенком 45 минут, а потом четыре часа пишешь отчет о проделанной работе, который и читать никто не будет. Кстати, идею о получении этой профессии мне подала психолог, работавшая у нас в отделении. Как-то после очередного занятия она сказала, что ей кажется, эта профессия для меня. И вот, когда пришло время поступать, я вспомнила о том разговоре и решилась. Сейчас моя цель — учиться дальше и стать психотерапевтом.

НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ ЖЕРТВОЙ. «Я вовсе не считаю себя жертвой, — добавляет Екатерина, — Отношусь к пройденному этапу философски: что было, то прошло, и слава Богу. Страдать по этому поводу не вижу смысла. Однако говорить с другими людьми (особенно новыми знакомыми) мне на эту тему неприятно, потому что каждому надо объяснять, что не нуждаюсь в жалости и у меня все в порядке. Последнее время, чтобы избежать этой неприятной темы, я стараюсь не афишировать ту свою историю о заболевании».

ФУТБОЛЬНАЯ ИСТОРИЯ: ТРАВМА И ОПУХОЛЬ

23-летний Сергей Годованюк из Закарпатья перенес операцию на кости голени и блок химиотерапии семь лет назад. «Когда мне было 16 лет, во время игры в футбол я травмировал ногу, но сначала не придал этому значения. Потом появилась боль, которая не проходила. Наш сельский доктор сказал мазать больное место кремами, но и это не помогало. Когда через три месяца нога распухла, врач сказал, что помочь не может и надо ехать в Киев в Институт травматологии. Я поехал, а оттуда меня отправили в Институт рака на биопсию и уже там поставили диагноз. Однако лечиться отправили в областную больницу по месту жительства. Там я пробыл лишь неделю и вернулся в Киев, потому что шансов вылечиться в областной не было никаких: гемоглобин у меня после того лечения был очень низкий, и вообще состояние тяжелое. В Институте рака я пролежал в общей сложности 10 месяцев: мне сделали операцию, поставили эндопротез, назначили курсы химиотерапии, между которыми отправляли домой», — рассказывает Сережа.

Парень считает, что главное в лечении — позитив. «Чем больше шуток и юмора, тем лучше. К тому же спасали разные мероприятия, которыми развлекают в отделении. Лежать привязанным к капельнице и смотреть в потолок нереально скучно, и потому время тянется, как резиновое. Думаешь только о том, как тебе плохо. А когда есть хоть какое-то развлечение, то время быстрее проходит и переносить состояние легче.

УЧЕБА — НЕ ВОПРОС. Поскольку из-за болезни я год не учился в школе, то экзамены в 11 класс сдавал экстерном, а уже через год поступил в Киевский политех.

РЕАБИЛИТАЦИЯ. Сейчас у меня все более-менее в порядке, но нужно постоянно заниматься ногой — разрабатывать на специальных тренажерах. Госпрограммы реабилитации у нас нет, приходится все решать своими силами. Спасибо благотворительным фондам — они выручают. Сейчас, кстати, тренажеры есть и в отделении, а вот когда я лечился, их не было, поэтому все эти годы я делал упражнения без специального оборудования. Недавно волонтеры устроили меня в клинику, занимающуюся лечением проблем скелета, и там я тренируюсь на спецтренажерах. Улучшения после тех занятий видны сразу: ходить становится легче, и общее состояние получше, да и нагрузки проще переносятся».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Татьяна Дубицкая, арт-терапевт, психолог, волонтер:

«От активностей, которые специалисты проводят с детьми в больницах, основная польза как в моменте отвлечения от грустных мыслей и боли, так и в создании ресурса для выздоровления. Например, расписывая шкатулки, дети берут две, в одну вкладывая боль и негатив, а потом закапывая ее; а другую расписывают хорошими мыслями и оставляют у себя. Позже, рассматривая поделку, ребенок снова почувствует позитив. Ведь если в голове хорошие мысли, то и в теле включаются внутренние механизмы, помогающие справиться с болезнью».