Одиночество может быть смертельно опасным для пожилых людей

0
3 просмотров

Круг сужается. Годы идут, старикам приходится все чаще ходить на похороны. Дружеские отношения, которые десятилетиями служили поддержкой, распадаются, когда товарищи и соратники уходят на пенсию, уезжают или начинают болеть.

Сегодня Сильвия Франк, которая в 2014 году переехала в дом престарелых в Нижнем Манхэттене, может созваниваться или переписываться по электронной почте с одной давней подругой из Флориды. Еще одна, которая живет в Куинсе (р-он Нью-Йорка), все сильнее погружается в деменцию и в ответ, скорее всего, скажет только: «Мы с тобой несколько месяцев не разговаривали!», в то время как они болтали всего день назад.

Но даже в преклонном возрасте можно обзавестись новыми отношениями. Сын госпожи Фрэнк все рассказывал ей, что кузина его коллеги, Джуди Сандерофф, должна была переехать в тот же дом престарелых. Так они обрели друг друга.

Сейчас госпожа Фрэнк, 91год, и госпожа Сандерофф почти каждый день вместе завтракают, а по вечерам часто ужинают на пару или вместе с другими друзьями. День благодарения миссис Сандерофф провела вместе с семьей госпожи Франк в Бруклине.

Вместе они отправились на автобусную экскурсию в музей искусства и дизайна, памятные места в Гарлеме, в казино в Пенсильвании. Госпожа Фрэнк всегда может выговориться своей доброй подруге, обсудить политику, новости и семейные дела.

«Принято считать, что в этом возрасте люди заводят знакомых, – говорит мне госпожа Сандерофф, – но в Сильвии я обрела настоящего друга».

Мне доводилось разговаривать с пожилыми людьми, которые уже в старости завели новых друзей. Хоть они все еще оплакивают свои потери, они благодарны за то, что все еще могут получить чуточку тепла, понимания и доверия, а также разделить свои ценности и интересы с теми, кто раньше был всего лишь незнакомцем.

«Эта потребность – в людях, которые нас знают, ценят, доставляют нам радость –никогда не теряет своего значения», – говорит Барбара Московиц, социальных работник по работе с престарелыми людьми в клинической больнице штата Массачусетс.

То, как мы ранжируем в голове важность отношений, может меняться. Лаура Карстенсен, психолог Стэндфордского университета, разработала важную теорию под названием «социо-эмоциональная селективность»: когда люди видят, что у них осталось не так-то много времени, они отказываются от поверхностных отношений и концентрируются на том, что для них кажется наиболее важным.

«Они больше вкладываются в устоявшиеся контакты, – говорит Гэри Кеннеди, глава отдела возрастной психиатрии в медицинском центре Montefiore, – скорее работают над качеством, чем над количеством дружеских связей».

Ряд недавних исследований подчеркивает важность подобных связей. Социальная изоляция и одиночество могут сильно сказаться на пожилых: как в психическом, так и в физическом плане (по данным Статистического бюро США, 25% мужчин и 46% женщин старше 75 живут одни).

Риски изоляции и самостоятельной, оторванной от общества жизни понятны. «По целому ряду причин, у таких людей никто не заботится об их ежедневных потребностях – еде, приеме лекарств, визитах к врачу, – объясняет Московиц, – в холодильнике пусто, но попросить о помощи некого. Такое существование полно унижения и отчаяния».

С этим связаны и высокие рейтинги смертности, повышенный риск депрессии, умственных расстройств и болезней, в ом числе ишемической болезни сердца.

Но даже те, кто не пребывают в изоляции, могут чувствовать себя одинокими, конечно, по субъективным меркам. «Мои друзья переехали из Флориды в Калифорнию и сказали их навещать», – говорит Шелли Юнер, 79 лет, которая недавно перебралась в дом престарелых в Бронксе. «После этого со мной бы скорее связался президент Обама, чем мои друзья».

Одиночество приносит за собой и другие опасности. Исследования показали, что оно связано с повышенным кровяным давлением, переездом в дома престарелых, опасным для здоровья поведением и курением, а также с деменцией.

Ученые из Калифорнийского университета в Сан-Франциско наблюдали за 1600 пациентами (средний возраст которых составлял 71 год) и обнаружили, что те, кто признавались в одиночестве, впоследствии чаще испытывали сложности в повседневной жизни. Даже когда были внесены поправки на социально-экономическое положение и состояние здоровья, среди одиноких уровень смертности оказался выше. Почти 23% умерли в течение следующих 6 лет. В группе социально активных людей таких было 14%.

Оттого приятнее слышать, как госпожа Юнер хвалится своей новой подругой, Ширли Цвайбель, которой 87 лет.

«Мы с ней постоянно болтаем», – говорит госпожа Юнер.

«Да просто у Шелли рот не закрывается, – вступает госпожа Цвайбель, – когда ты еще ребенок, ты даже не задумываешься, когда называешь кого-то своим другом. В этом возрасте все куда серьезнее».

На самом деле, у пожилых людей выработалось больше важных для общения навыков – так утверждает Розмэри Блисцнер, заслуженный профессор человеческого онтогенеза в политехническом университете Вирджинии.

«Они терпимо относятся к недостаткам и индивидуальным особенностям своих друзей: куда более компромиссно, чем молодежь, – говорит она, – когда вы заводите дружбу в старшем возрасте, у вас за плечами куда больше опыта. Вы уже знаете, из-за чего не стоит ссориться, а за что надо бороться».

Я не мог не заметить, что огромному количеству пожилых людей, с которыми я разговаривал, стало гораздо лучше после переезда в частные санатории или дома престарелых – обычно всех пугает одно это слово. Но там можно обрести близость, совместную деятельность и большое количество возможных друзей.

Фло Якубяк, 85, покинула свое жилищное товарищество в Аризоне год назад, когда почувствовала, что все больше теряет связь с социумом. «Никто не знал, что я вообще есть», – говорит она. В частном доме престарелых она нашла друзей, вместе с которыми теперь ест, смотрит фильмы и играет в карты.

Но в этом деле не обходится и без счастливых случайностей.

Сэнди Шварц повстречала двух своих самых близких подруг всего пару лет назад, когда столкнулась с ними на автобусной остановке в Фейр-Лон, Нью-Джерси. Она рассказала одной из женщин о своем одиночестве и депрессии, вызванных тем, что ее мужа недавно положили в больницу. Другая попросила ее номер телефона и пообещала перезвонить. Обещание она сдержала.

«Я всегда ей говорю, что она спасла мне жизнь», – говори госпожа Шварц. Теперь она и ее две близкие подруги каждый день созваниваются, а на выходных ходят погулять.

Учитывая все весомые доказательства в пользу того, что дружба и вправду способна спасать жизни и здоровье, социальные работники и ученые надеются, что смогу привлечь больше внимания к ее важности. Лучше ли помочь старикам поддерживать контакт со старыми знакомыми или заводить новых? Мы все стараемся привести своих стариков на прием к врачу, в то время как обычный поход в гости может оказаться не менее действенным.