Один мир на троих

0
14 просмотров
таинственные миры

Все мы живем в этом мире и привыкли, что единственными разумными существами на Земле являются люди. Привыкли к тому, что собака или кошка не заговорят человеческим голосом, а изображенное на купленной картине или календаре не оживет, стул стоит неподвижно и никогда не сдвинется с места сам, просто чтобы посмотреть, как упадет человек, сев мимо стула. Отпуская своих детей поиграть на улицу, люди знают, что внезапно перед ними не возникнут некие существа из воздуха и не увлекут на собой своим прекрасным танцем. Книга всегда остается книгой, а истории про летающие по комнате тарелки и ложки называют полтергейстом и относят к разряду выдумок вроде привидений.

Но как бы стали жить люди, если бы в этот мир, неважно по какой причине, попали бы жители другого мира, а может и не одного? Скорее всего, стали бы сражаться за территорию. Именно так и произошло в мире, созданном Наталией Осояну.

Летописцы того мира рассказывают о потопе и временах после потопа. Река Творения вышла из берегов и затопила сразу три мира, из-за чего соседями стали сразу три расы, враждующие и никак не желающие уступить ни в чем одна другой: люди, дюьсы и фаэ. Если очень грубо сравнивать, то фаэ можно сравнить с элементалями (духами природы, духами стихий). Грубо потому, что были, например, снежные фаэ, а стихия – вода. Дьюсы это тоже духи, про них известно, что они обожали вселяться в предметы, произведенные человеком, отчего табурет мог пнуть своего создателя, а книга начать летать по комнате. Поэтому в том мире люди делали все вещи с изъянами – в таком случае дьюс не мог вселиться в такую вещь.

Дьюсы могли вселяться и в людей (по согласию с человеком), если у того, например, повреждены глаза и он не может видеть. Дьюс становился глазами этого человека и постоянно пребывал внутри него, как вторая личность. Таких считали (и называли) грешниками. Для них трудно было нормально относиться к человеку, который теперь не только человек… Не совсем человек. По крайней мере, у людей не бывает таких светящихся золотых глаз.

Нелегко приходилось грешникам. Мало кто их любил, их побаивались. Что-то вроде колдунов в более традиционной фэнтези истории. С той разницей, что колдуны имели власть и силу влиять на природу, на людей, менять себя и мир вокруг себя. А человек, в котором пребывал дьюс, не был магом в традиционном понимании этого слова. Необычное за него творил дьюс, которому он позволял быть в своем теле. И за счет этого союза от «грешника» можно было ждать чудес, а не за счет долгого обучения или каждодневных тренировок. Но и хозяином себе человек уже полностью не был.

Их легенды сохранили рассказы о тех временах, когда вещи были просто вещами, а летательные аппараты были гораздо более совершенными, чем махолеты, на которых они перемещались.

Фаэ тоже были враждебны людям, они были в этом плане и хитрее, частенько забирая человеческих детей и превращая их в фаэ (ребенок при этом умирал).

Одна девочка, пережив превращение в фаэ, все же решила остаться в мире людей, хотя ее очень просили остаться снежные фаэ. Это была Ивер, дочь хозяев гостиницы «Горицвет». Ей были очень дороги ее сестра и родители, девочка была одновременно и человеком, и фаэ. Она могла быть вместе с ними от первого снега до весны, а когда весна вступала в свои права, Ивер должна была идти за королевой снега и льда вместе со снежными фаэ на север.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here