Несерьезная дружба

0
12 просмотров
настоящая дружба

Когда человек выбрасывает нас из своей жизни без объяснений, нам очень больно вне зависимости от того — мужчина ли это, близкий ли родственник или лучшая подруга.

Мы познакомились на работе. Я в тот день «протолкнула» у начальства новый проект и была счастлива и благодушна, а Оля накануне устроилась к нам помощником бухгалтера. Она обратилась ко мне в коридоре с пустяковой просьбой, а я с удовольствием помогла — мне в тот момент хотелось облагодетельствовать весь мир!

Половинка целого

Так получилось, что этот небольшой инцидент стал началом большой и хорошей дружбы. Из конторы я, доделав проект, уволилась, но с Ольгой мы общаться не перестали. Она оказалась именно тем человеком, которого мне всю жизнь не хватало. В школе, в институте, на всех местах работы подряд я более-менее близко общалась исключительно с себе подобными. Вы только представьте себе пять таких Ирин в одном месте, и все громко рассказывают о своих успехах в карьере, личной и семейной жизни. А слушать, кто будет, я вас спрашиваю?

Вот Ольга и слушала. Молча, никогда не перебивая и очень внимательно. Настолько внимательно, что я как-то подумала, а не витает ли она в облаках прямо сейчас, и переспросила, о чем я говорила последние десять минут. Она повторила мои слова с точностью до буквы и высказала несколько дельных соображений. Я устыдилась и перестала сомневаться в ее внимании. В общем, мы прекрасно дополняли друг друга. Прошло совсем немного времени, и мы обе не могли представить себе дня, в течение которого мы не поговорили хотя бы по телефону.

...трубку которого она как-то вечером не взяла. К тому времени я уже привыкла знать об Олиных перемещениях все или почти все и слегка забеспокоилась. Выждав с час, я перезвонила еще раз. Трубку снова никто не взял. Я вызвала такси и поехала к ней домой.

Дверь ее квартиры была открыта. Я постучалась, не дождалась ответа и вошла. В кухне горел свет, там же нашлась и Оля. Она сидела на табуретке, уперевшись лбом в край столешницы и разбросав по столу руки. Под столом валялась пустая бутылка из-под шампанского. Я подошла и аккуратно потрогала ее за плечо. Реакции не последовало. Если честно, я не могла себе даже вообразить, что моя сорокапятикилограммовая подруга может одна выпить бутылку шампанского, как она умудрилась уснуть в такой неестественной позе и что с ней будет завтра. Вздохнув, я аккуратно подняла ее на руки, перенесла в комнату, укрыла пледом и примостилась рядом.

Когда Оля проснулась, я уже успела встать, умыться, сварить из найденной курицы бульон и усесться в кресле напротив. Она оторвала щеку от подушки и посмотрела на меня.

— Ой, Ир, а как ты ко мне попала?
— А через дверь. Было не заперто. Заходи, бери что хочешь. Вот я и вошла. Нашла тебя на кухне и забрала тебя оттуда. Оль, что стряслось?
— Ирка, мне такт плохо, — она снова упала на подушку и разревелась.
— Еще бы, столько выпить. Меня интересует ответ на вопрос «зачем»? Представь, кто-нибудь вошел бы и украл из квартиры самое ценное, то есть тебя.
— Да кому я нужна-а-а, — прохлюпала Олька.
— Ага. Дело в мальчике? Она кивнула головой.
— Так, давай я решу вопрос с твоей работой — ты ведь не собираешься в таком состоянии на работу, — и ты мне все-все расскажешь?

Дальнейшее было делом техники. Позвонив на Ольгину работу и представившись ее старшей сестрой, я объяснила, что сестренка заболела, к телефону подойти не в силах, и отпросила ее для верности на три дня. А следующие несколько часов поила подругу бульоном, прикуривала ей сигареты и выступала в непривычной для себя роли слушательницы. Впрочем, история оказалась обычной. Мужчина, молодой и красивый, ухаживания, родство душ, прогулки под луной, постель, а через неделю он попадается ей навстречу с коляской перед собой и женой слева. Плохой женский глянец, да и только.

— Так, — сказала я, когда она, наконец, выговорилась, — дело, конечно, дрянь, но вполне житейское. Если пить из-за каждой сволочи, попавшейся тебе на жизненном пути, можно печень посадить, особенно с твоим бараньим весом. Так что твоего мальчика с коляской мы забываем, ты сейчас доедаешь бульон и ложишься спать, а вечером мы с тобой пойдем гулять. И завтра. И послезавтра. Вообще, проведем три дня вдвоем?
— Ирк, здорово! Но ты ведь занята...
— А я сейчас тоже позвоню на работу и выбью себе три дня отгулов. Ты мне важнее работы. Поняла?

Ольга, молча, кивнула.

Сваха по интересам

Перебрав в уме интересных и неженатых, я остановилась на своем приятеле Костике. Для меня нудноват, правилен и осторожен, а ей в самый раз. И не ошиблась. Вечером первого дня мы поужинали вместе, после чего он отвез нас к Оле домой, разведав, таким образом, дорогу. На второй день мы поехали к ней втроем, пили до утра чай с печеньем и говорили о Борхесе и торсионных полях. А на исходе третьего Костик галантно поцеловал меня в щеку, сказал «Ириш, пока, я подвезу Олю до дома», они уселись в машину и были таковы. Я довольно потирала руки.

Какое-то время я не придавала особого значения тому факту, что мы с Олькой стали общаться реже. Дело, в конце концов, молодое, а Костик взялся за него всерьез. Первый тревожный звоночек прозвучал еще зимой, когда я серьезно заболела. Я лежала дома, ела таблетки килограммами и закапывала в глаза гадость, после которой не могла ни читать, ни работать на компьютере, ни смотреть телевизор...

— Ой, Ир, хорошо, что ты позвонила! А мы тут с Костиком на каток собираемся, пойдешь с нами?
— Не пойду, Оль, заболела я сильно. Сижу одна, лечусь, работать не могу. Ты не заедешь? Я так скучаю.
— Да в чем вопрос, вот завтра после работы возьмем с Костиком и заедем. Договорились?
— Ох... Да, Оль, конечно, договорились, заезжайте.

На следующий день они действительно заехали. Посидели час, съели банку малинового варенья и привезли книжку, «чтобы не скучала». Интересную. Я, как выздоровела и капли перестала принимать, так и прочитала. Постепенно мы начали созваниваться раз в десять дней, а видеться раз в два месяца. Слушать Олька практически перестала, зато начала много рассказывать о личной жизни. Я, разумеется, мысленно отмечала это, но ничуть не обижалась. Люблю, когда у мальчиков и девочек все хорошо.

Фото на память

На днях я узнала от общих знакомых, что у Оли с Костиком через пять дней свадьба. С трудом проглотив обиду, я все-таки набрала телефонный номер.

— Ольга, я тебя категорически поздравляю!
— Ой, Ириш, привет. А мы совсем замотались...
— И не пригласили, — закончила я за подругу.
— И-и-ир, — протянула она, — ну чего ты? Конечно, приходи, если хочешь.

«Если хочешь», — мысленно повторила я.

— Да ладно, Оль. Я все равно не смогу. Работа...
— А отменить?
— Нет. Пожалуй, в этот раз работа важнее, — сказала я и нажала кнопку «отбой».

Я потерла виски, обвела глазами комнату, мой взгляд наткнулся на книжную полку, и я зажмурилась. Опираясь на тома Агаты Кристи, стояла фотография, где мы с Олькой сняты прошлым летом «мгновенной съемкой» случайным уличным фотографом. Мы смотрим не в камеру, а друг на друга — я улыбаюсь ей хитро, а она мне — открыто, светло и радостно. Она раньше мне всегда улыбалась именно так.

Внезапно мне захотелось выпить бутылку шампанского (а я, надо сказать, алкоголь не употребляю совсем) и заснуть на кухонном столе, раскинув руки и забыв запереть дверь. Чтобы вошла Олька, отменила все свои дела и три дня гладила меня по голове...

Мнение психолога

История не просто типичная, а, я бы даже сказала, хрестоматийная. Очень сложно сказать, были ли отношения двух девушек тем, что можно смело назвать дружбой. Скорее, героини «добирали», компенсировали с помощью друг друга те качества, которых недоставало каждой: сильная уверенная Ирина «заимствовала» деликатную мягкость Ольги, та, в свою очередь, опиралась на умение подруги принимать решения, быстро действовать и производить впечатление на окружающих. На каком-то этапе, когда каждая из девушек нуждалась в такого рода отношениях, все было прекрасно, но люди меняются, как и жизненные обстоятельства. Как говорят в народе, «жизнь развела» — это, пожалуй, тот самый случай. И не стоит усматривать в! этом предательство или эгоизм — просто одна из девушек перестала испытывать необходимость в подобного рода отношениях. Это не трагедия, а вполне распространенная ситуация. А Ирине стоит подумать не о неблагодарности бывшей лучшей подруги, а о том, что хорошо бы научиться любить и заботиться о ком-то просто так, не ожидая, что завтра тебе вернут «долг».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here