Нехорошая квартира

мужчина постель наручники

Ух, умаялась! — сказала я и поставила тяжеленные сумки на лестничной площадке. «Ну, и какому идиоту взбрело в голову экономить электричество, отключая лифт днем? Вот теперь топай на восьмой этаж пешком с баулами, полными еды.

Хорошо, если бы для себя, а так — для свекрови, которая настолько увлеклась новой работой, что абсолютно забывает купить хлеб и сварить суп. Вот и приходится мне ни свет, ни заря бежать в супермаркет, напихивать сумки продуктами на неделю и потом тащиться через весь город по пробкам обратно», — думала я, хватая ртом вязкий подъездный воздух. Вдруг открылась соседняя дверь, и оттуда вышел приятный брюнет выше среднего роста.

— Что, устали? — улыбаясь, спросил он меня мягким баритоном.
— О, сущая пытка — затащить все эти кули на восьмой этаж! Стою вот и набираюсь мужества, чтобы совершить последний марш-бросок.
— Давайте помогу. Не могу смотреть на женщин, у которых руки ниже колен свисают — засмеялся незнакомец. Кстати, я ваш новый сосед. Меня зовут Андрей. Живу тут недавно. А вы?
— Марина. Но не ваша соседка.

У брюнета правая бровь полезла вверх.

— Моя свекровь здесь обитает... Вот продукты ей привожу, обед готовлю каждую неделю. Но отключения лифта портят мне кровь и лишают настроения. Так что если по-соседски мне сумки дотащите, могу вас на обед из трех блюд пригласить.
— Огромное спасибо за приглашение,— как-то замялся Андрей — но боюсь не смогу его принять. Сам вот в магазин за продуктами собрался — супруга возвращается сегодня из командировки. С этими словами мужчина легко подхватил сумки и побежал наверх, ловко перепрыгивая через две ступеньки.
— Моя труженица, ты уже здесь, — заворковала свекровь, открывая дверь. — А кто это с тобою был?
— Новый сосед. Под вашей квартирой живет. Андреем зову. Вот, сумки помог мне дотащить. Я его на обед приглашала за это, но он отказался. Сказал, что супругу ждет из командировки.
— Так вот он какой... А я с ним еще не знакома, только пару раз видела из окна с миловидной дамой под руку. Красивая пара. Идут, воркуют между собой, прямо как голуби. Загляденье просто...

Я не стала слушать рассказ о красоте и гармонии новых жильцов, пошла на кухню колдовать над обедом. В этот раз повозиться с ним пришлось намного дольше: свекровь ждала гостей, чтобы встретить старый Новый год — чудесный повод покутить с давнишними приятелями. Кролик в белом вине, паштет из телячьей печенки, греческий салат, тарталетки с сыром, рыбные рулетики и мой фирменный ореховый торт. Все, обед готов! Теперь быстренько сервирую стол и смываюсь: если друзья Ангелины Семеновны меня застанут, насмерть замучают светскими беседами и уговорами с ними выпить и закусить.

Я забежала к свекрови в кабинет, звонко чмокнула ее в затылок:

— Все, убегаю! Стол накрыт, шампанское и водка на балконе, остальное — в холодильнике и на плите. Пируйте! Много не пейте и громко не пойте, а то новые соседи вызовут милицию...

Не успела я произнести последние слова, как послышался истошный женский крик. Он доносился снизу, из квартиры новых соседей... Послышался звон разбиваемой посуды и еще какой-то ужасный шум.

— Мерзавец! Негодяй! Да как ты смел? Я за порог, а ты по шлюхам бегать?! В дом наш тащить? Опять из-за тебя придется с квартиры съезжать!

Снова посыпалась посуда...

— Успокойся! Никого я не тащил в нашу постель. Я люблю только тебя одну. Ты моя единственная... — слышались сдавленные оправдания мужчины.
— Вот и вся любовь, — сказала я свекрови.— Наворковались. Теперь и вам, и гостям слушать вот такой новогодний концерт. Прямо «Голубой огонек»... Снизу послышались резкие хлесткие удары и отборная базарная ругань.
— Кто бы мог подумать, что такой милый мужчина тайком от жены приводит в дом любовниц, — с грустью констатировала я. Как же так можно? Тут стали появляться первые гости. Сбежать от них мне не удалось. Празднично одетые люди улыбались и проходили в гостиную, где стоял, сверкая хрусталем, большой круглый стол. Ругань внизу стихла, воцарилась предпраздничная торжественная тишина, которую нарушало лишь мерное тиканье настенных часов (именно они должны были выполнять роль курантов). С их звона начнется старый Новый год. Гости чинно рассаживались за стол. Вдруг снова раздались крики — такие истошные, что мороз шел по коже.

Праздничное настроение, печально махая рукой, попрощалось с нашей веселой компанией, совершенно обалдевшей от крика соседей. А вскоре упало ниже нулевой отметки. «Помогите!!!» Этот вопль стал последней каплей, и дрожащая рука свекрови потянулась к телефону. «Алло, милиция?! У нас соседей убивают! Запишите адрес... Приезжайте скорее!» Через десять минут я стояла на седьмом этаже и смотрела, как дородный милиционер в шапке набекрень изо всех сил тарабанил в соседскую дверь. «Откройте! Милиция!» — орал другой, в чине сержанта. Никакой реакции. Крики и звук ударов не прекращались. На такой шум сбежались жильцы соседних квартир. Все спрашивали друг у друга, что происходит.

— Вот соседей бог послал... Как бы друг друга не поубивали! Какая нехорошая квартира! Вечно в ней что-то происходит! — сокрушались зеваки.
— Так, будем ломать дверь, — сказал старший по званию милиционер.
— Всем разойтись! Не толпитесь и быстрее освободите лестничную площадку! Милиционер разбежался и что есть мочи ударил плечом в дверь, но та даже не содрогнулась. Последовало еще несколько попыток, но все они также не увенчались успехом. А крики все не стихали. Наверное, это заставило милиционера пойти на самые крайние меры. Он подпрыгнул и долбанул ногой в замок. Запоры сдались после четвертого удара. Милиционер вышиб дверь и влетел в квартиру. За ним последовала вся толпа, которая за время выбивания двери увеличилась втрое. Пряный запах корицы ударил в нос, как только я переступила порог «нехорошей» квартиры.

В прихожей было очень темно. Я не видела куда иду и двигалась на ощупь. Потом кто-то из любопытных жильцов резко толкнул меня в спину, и я влетела в какую-то дверь. Резкая вспышка полоснула по глазам, как фары дальнего света. Я зажмурилась. А открыв глаза, увидела удивительно живописную картину, вызвавшую у меня приступ истерического хохота. На роскошной кровати лежал тот самый брюнет, который помог мне дотащить сумки. Мужчина был прикован к резной спинке кровати наручниками. Рядом стояла дородная дама в высоких лаковых сапогах, кожаном корсете и крошечных трусиках. В ее руках был длиннющий хлыст, которым она рассекала воздух рядом с кроватью и орала площадным матом на того, кто сегодня с таким трепетом говорил о супруге, которая вот-вот должна возвратиться из командировки, и торопился в маркет за вкусностями для обеда.

Пару секунд у меня был ступор, а дама в латексе не обращала на меня никакого внимания, пока в комнату с дубиной наперевес не влетел страж порядка.

— Всем оставаться на своих местах! — рявкнул он, как в рупор.

От этого крика у меня зазвенело в ушах, а дама с хлыстом выронила орудие пытки из рук и истошно завопила.

— Кто вы такие?! Что вам нужно в моем доме?! Я вызову милицию! — кричала соседка и топала ногами.
— Милиция уже здесь, гражданочка. Потрудитесь объяснить, почему этот гражданин прикован к кровати? — начал задавать вопросы милиционер.
— Ничего противозаконного не происходит! Я исполняю свой супружеский долг! А тот, который прикован, никакой не гражданин, а мой супруг, — парировала дама. — Соскучились мы! Играем так! Еще вопросы будут?

Поделитесь записью: "Нехорошая квартира" с другими читателями!

Анастасия Григорьева

Анастасия Григорьева

Я знаю, что такое выбросить из своей жизни что-то совсем не нужное, отказаться от вредной привычки - дело вообще плёвое.

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!