Моё наваждение

0
48 просмотров
пара в постели, рука в руке

Ее взгляд был волнующим, призывным – она стояла и смотрела на меня в упор. Я был как под гипнозом. Мы с Николой договорились выпить после работы в «Янтаре» пива. У нас частенько возникало желание посидеть поговорить по душам о своем, мужском. И никаких женщин! Только в разговорах, и не больше.

— Анекдот хочешь? — спросил Ник, когда я сел за стол.
— Заказ сделал?
— Сейчас принесут.
— Тогда давай свой анекдот.
— У парня с девушкой первое свидание. Она рассказывает после подруге: «Сначала он подарил мне букет роз, а потом повел в ресторан. Мы пили французское вино, ели устриц и танцевали. Я изменила своим принципам и после ресторана поехала к нему. Там был самый потрясающий секс в моей жизни!» Парню тоже звонит друг и интересуется, как дела. «Отлично, — отвечает тот. — Дала».
— Смешно, — сказал я, пробуя пиво.
— Сермяжная, правда, жизни, — хохотнул друг. — От нее никуда не денешься.
— Неужели ты считаешь, что нам от женщин нужен только секс?
— На первом свидании? Однозначно. Остаток вечера мы проговорили об автомобилях. Мужские посиделки...
— Как погуляли? — спросила жена.
— Нормально. А ты как «пофитнелась»?
— За эту неделю полтора килограмма сбросила, — гордо похвасталась Кира. — Ужинать будешь?
— Не хочу, мы в пивбаре перекусили.
— Тогда я лягу, сегодня пораньше, а то все болит. Крепатура...
— Ложись. Я покурю и тоже приду.

Когда спустя полчаса я зашел в спальню, Кира уже сладко посапывала. А мне почему-то не спалось. Стал мысленно перебирать события прошедшего дня. Вспомнил анекдот, который Ник рассказал, и на меня нахлынули воспоминания.

Этим летом мы с компанией ездили на пикник. Я полез купаться не на пляже, а ниже по течению, не заметив, что там кто-то поставил закидушку. Зацепился плавками за крючок. Отцеплял его долго, еще умудрился и бедро сильно поранить.

Так и с этим анекдотом. В баре выслушал вполуха, но теперь, лежа в темноте рядом со спящей женой, вдруг... «зацепился». Да так, что душу оцарапал до крови.

... .Это случилось семь лет назад. Мы с Николой, тогда еще неженатые, решили оттянуться пятничным вечером в ночном клубе. Я пришел первым. Взял коктейль, нашел свободный столик, сел. Друг опаздывал. От нечего делать стал разглядывать клубный народ, в основном, разумеется, девушек. На некоторых смотреть было приятно. Зазвонил мобильный. Ник.

— Гарик, ты, где сейчас? — спросил он.
— Что значит где? В «Элефанте». Тебя жду. Чего опаздываешь?
— Я не опаздываю. Я совсем не приду.
— Небось, склеил телку и везешь к себе?
— Уже привез. Ты не обижайся, старик, но... — в трубке послышался женский смех, потом короткие гудки.

Понятно... Никола всегда был бабником, он в нашем классе первым из всех пацанов «разговелся». В тринадцать лет с двадцатилетней соседкой. И в том, что сейчас, в двадцать шесть, он предпочел моему обществу секс с очередной красоткой, не было ничего странного. Откуда я знал, что она красотка? Да все девушки Ника были клонами — лицо, словно с обложки глянца и классические 90-60-90. Их интеллект друга не интересовал.

Сам я монахом не был, но в отличие от Николы завязывал в основном серьезные долгосрочные отношения. К двадцати шести у меня уже были три попытки их построить, все три неудачные. С последней бывшей расстались всего две недели назад, и разрыв был болезненным. Ехать домой, где все напоминало об Анжеле, не хотелось, поэтому я остался в клубе.

Подумал о Николе, который в эту минуту кувыркался в койке, и впервые позавидовал другу. Ну почему я так не могу? А собственно, кто сказал, что не могу? Здесь наверняка найдутся любительницы сексуальных приключений. Познакомились — переспали — разбежались. Никто никому ничего не должен...

Стал осматриваться вокруг уже более предметно. Вот эта в леопардовом комбинезоне вроде ничего. И вон та — в блестящем платье. Или...

— Можно мне здесь присесть? А то все остальные столы заняты.

Я кивнул еще до того, как увидел, кто ко мне обращается.

Девушка села, я украдкой взглянул на незнакомку. Темные волосы, связанные в пучок, алые губы, лицо совсем юное — малолетка, что ли? Но глаза... У подростков таких глаз не бывает — только у взрослых женщин.

— Игорь, — представился я и кивнул на ее стакан с соком. — Может, принести вам что-нибудь покрепче?
— Нет, не нужно, все равно уже ничёго не поможет, — она не объяснила, от чего не поможет спиртное, и имени своего тоже не назвала. Но наповал сразила вопросом:
— Давай уедем отсюда?
— Куда? — слегка обалдел я.
— Все равно.

Попав ко мне в квартиру, незнакомка не стала с любопытством озираться по сторонам, как это сделали бы другие, а остановилась посреди комнаты и повернулась ко мне. Ее взгляд не был призывным, волнующим — просто стояла и смотрела в упор. А я... почувствовал себя бандерлогом из мультфильма про Маугли. Помните? Ближе, еще ближе... еще ближе...

Когда подошел почти вплотную, она обвила мою шею руками и поцеловала. Голова вдруг затуманилась, окружающие предметы стали расплываться и двоиться. Если бы успел выпить, то подумал бы, что гостья опоила меня клофелином.

Она, молча, вышла в прихожую. Из ванной донесся шум воды. Я все еще стоял, восстанавливая сбившееся дыхание и соображая, почему обычный поцелуй чуть не довел меня до обморока, когда девушка вернулась. Она не стала стыдливо заматываться в полотенце, замерла на пороге словно для того, чтобы я как следует мог рассмотреть ее нагую. Острые плечи, неразвитая грудь тринадцатилетней девочки, широкие бедра. Не 90-60-90, Ник ее фигуру забраковал бы с ходу. Да и лицо с неправильными чертами, на котором по-настоящему красивыми были лишь глаза, не вызвало бы у моего друга интереса. А у меня в горле пересохло — никогда ни одну женщину я так не желал. Шагнул к ней, поднял на руки, отнес в спальню.

— Я сейчас приду...
— Не уходи! — она остановила меня. Я накрыл ладонью крошечную грудь и почувствовал, как твердеют соски. Меня бросило в жар. И остудить этот жар могло только это смуглое атласно-прохладное женское тело.

То, что происходило потом, могу назвать одним словом — наваждение. Никогда не был половым гигантом, но в ту ночь, словно упаковку Виагры проглотил. Хотел ее снова и снова. И не нужна была никакая стимуляция, достаточно маленькой ладошке прикоснуться к моему телу.

Девушка была разной — то неистовствовала, как дикий зверь, то вдруг притихала и становилась ласковой, нежной и какой-то родной, словно мы были любящими супругами. Именно в такой момент у меня вдруг вырвалось:

— Дина, девочка моя...
— Почему ты так меня назвал?
— Не знаю. Просто мне нужно как-то тебя называть, а это имя тебе подходит.
— Дина так Дина...

Изнуренные страстью, мы уснули под утро. А когда я проснулся, ее в квартире не было. Ни записки, ни забытой второпях какой-нибудь мелочи вроде заколки или шарфика — ничего. Только слабый аромат пряных духов еще витал в воздухе.

Я искал ее. Как на работу ходил в тот ночной клуб, высматривал в толпе на улицах, бросался к каждой миниатюрной темноволосой женщине. Искал, но не нашел.

«И как прошло первое свидание? Отлично. Дала...» — так, кажется, в анекдоте Ника? Дина дала мне не только секс, а что-то гораздо более важное.

...Жена что-то сонно промычала, повернулась на бок, прижалась ко мне и произнесла уже совсем не сонным голосом:

— Ого, мой котик меня хочет?
— Иди ко мне, малыш...

Не мог же я признаться, что уже семь лет хочу лишь женщину с придуманным мною именем Дина. Только ее одну...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here