Консультации по вопросам супружеских отношений

Основная проблема супружеских отношений — это непонимание супругами или одним из них того, что супружеские отношения в процессе жизни претерпевают определенную динамику. Они полагают, что будут продолжать жить с «фотокарточкой во время свадьбы» и любые изменения относительно этой «фотокарточки» воспринимают негативно. Поэтому консультанту надо иметь представление об этапах развития супружеских отношений и помогать клиентам осознать, на каком этапе они находятся, чего от него можно ожидать.

Вторая распространенная проблема отношений между супругами — неготовность к постоянной работе над супружескими отношениями. Брак воспринимается ими как «светлый путь к солнцу», но на самом деле успешный брак предполагает постоянное совершенствование взаимоотношений в соответствии опять же с этапом, на котором находятся супруги. Поэтому подробно обсудим динамику супружеских отношений, на которую можно опираться консультанту.

Динамика супружеских отношений определяется многими факторами. Среди основных следует назвать рождение детей и их взросление, развитие супругов в течение жизни и особенности проживания ими возрастных кризисов, родительское программирование. Однако если условно выбрать наиболее значимый фактор, то это рождение и взросление детей. Действительно, в современной семье дети играют огромную роль: они существенно влияют на динамику отношений, вызывают их кризисы.

Кризисы, связанные с рождением и взрослением ребенка

Основываясь на кризисах, вызванных рождением и взрослением детей, можно выделить следующие периоды в супружеских отношениях:

1) от заключения брака до зачатия первого ребенка;

2) до рождения первого ребенка;

3) до 2-3-летнего возраста первого ребенка;

4) до достижения последним ребенком подросткового периода;

5) до создания семьи последним ребенком;

6) после создания семьи последним ребенком.

Рассмотрим последовательно психологическую атмосферу и типичные проблемы, кризисы, символизирующие переход к следующей стадии супружеских отношений.

Первый период жизни молодой семьи

Первый период жизни молодой семьи обычно бывает достаточно противоречив. С одной стороны, он осуществляется на фоне влюбленности, обретения независимости от родителей, возможности обустраивать «семейное гнездо», т.е. на фоне позитивных эмоций. Именно в этот период наиболее частыми являются сексуальные контакты. С другой стороны, этот этап можно назвать адаптационным, со всеми вытекающими из этого сложностями.

Действительно, партнеры должны прийти к разделению хозяйственных функций в семье и согласию в приоритетах в экономических отношениях — на что предпочтительнее тратить деньги. Также договориться, как строить режим дня (когда есть, когда ложиться спать и т.п.), чем питаться (преимущественно мясными, овощными продуктами и т.п.), как относиться к порядку и чистоте в квартире. Важная проблема, которую придется решить молодым партнерам, — лидерство в браке: кто в каких сферах будет лидером, и как он будет действовать. Вопрос о времяпрепровождении также может вызывать споры и необходимость приспосабливаться друг к другу. Какая часть свободного времени должна проводиться вдвоем, какая — с друзьями, чем будет наполняться совместное время, — это сферы, по которым придется договариваться.

Здесь очень важна не только способность каждого из партнеров договориться и прийти к компромиссу, но и манера его поведения при этом — преимущественно-поощряющая (поддерживаются те формы поведения партнера, которые приятны) или игнорирующая (игнорируются формы поведения партнера, которые не нравятся). Как считают многие исследователи, для налаживания сотрудничества в семье первый вариант предпочтительнее, поскольку позволяет партнерам узнать истинные потребности друг друга.

Некоторые исследователи утверждают, что в данный период брака для молодых людей характерным является конфликт между желанием независимости и потребностью в близости. Л если один или оба партнера росли в семьях с гиперопекающими родителями, не приобрели опыта независимой жизни и ощущение свободы является для них большой ценностью, то этот конфликт может быть очень острым.

Помимо этого в первые годы может возникнуть конфликт ожиданий от брака, если у партнеров они различны.

  • С. Кратохвил описывает следующие варианты ожиданий партнеров:
  • ожидание равноправия;
  • ожидание «романтических игр»;
  • ожидание «родительской» или «детской» позиции партнера;
  • ожидание товарищеских отношений;
  • ожидание возможности сохранять независимость и эмоциональную дистанцию.

Некоторые партнерские позиции могут быть разными, но тем не менее подходить друг другу, например, «родительский» партнер — «детскому». Однако другие варианты конфликтны, например «романтический» партнер и «независимый».

Ожидания могут быть осознанными и неосознанными. Второй вариант встречается чаще и подразумевает, что ожидания не обсуждаются партнерами, а это повышает вероятность конфликтов.

Помимо разницы в ожиданиях конфликты в этот период могут быть вызваны различными «мифами» о браке, которые имеются у партнеров.

  • С. Кратохвил приводит описание нескольких наиболее распространенных мифов, которые осложняют отношения между супругами:
  • миф о вечной любви (он должен любить меня всегда и всякую);
  • миф о волшебной силе любви (главное — любить, а остальное решится само собой);
  • миф «око за око» (если он не делает мне хорошо, и я не буду);
  • миф «он должен сделать меня счастливой» (он отвечает за мое внутреннее благополучие).

Следует помнить, что молодой семье необходимо также строить новые отношения с родителями и другими близкими родственниками. Родители в течение долгих лет заботились о своих детях, находились в так называемых комплементарных отношениях. Теперь необходимо перестроить эти отношения в симметричные, т.е. партнерские. Однако это бывает трудно в силу того, что комплементарные отношения существовали долго, зафиксировались, их трудно изменить. Тем более что стареющие родители иногда становятся эмоционально зависимыми от детей и пытаются всеми силами сохранить комплементарные отношения. В этом случае возникает возможность появления коалиционных отношений. Например, свекровь вступает в коалицию с сыном, требуя от невестки полного приспособления к его желаниям, что сохраняет комплементарные отношения между ней и сыном.

Сложнее, если члены родительской семьи имеют какие-либо патологические комплексы, которые делают практически невозможным установление симметричных отношений без вмешательства специалиста. С. Кратохвил приводит пример, который называет «обезьянья мать» и считает почти безнадежным. У такой матери сформировалась глубокая обида на отца, все внимание в течение жизни было направлено на сына, он был ее символическим партнером. При появлении у сына жены она, с одной стороны, откажется «отдавать партнера», а с другой — из-за обиды на весь сильный пол бессознательно будет мешать ему как мужчине быть счастливым в браке.

Однако каждому из молодых людей необходимо не только суметь полностью преодолеть зависимость от собственных родителей, но и установить доброжелательные отношения с родителями своего партнера. Последнее может осложняться нежеланием отца и матери устанавливать симметричные отношения с собственным ребенком. В этом случае родители приписывают его партнеру те или иные негативные качества, провоцируют конфликты, чтобы иметь основания обидеться и не устанавливать доброжелательных отношений.

Если люди ценят дружбу, в адаптационный период происходит выстраивание дружеских отношений с окружением партнера. Однако встречаются ситуации, когда один из супругов не любит приятелей другого, и наоборот. Перед супружеской парой встают две задачи. Первая — сформировать общий круг друзей, соединив друзей каждого из партнеров, либо на основании круга друзей одного из них. Вторая — договориться о времени общения с теми из друзей, которые кому-то из партнеров не нравятся. Важно также научиться общаться друг с другом в компании, т.е. распределять внимание между партнером и друзьями, а также соблюдать конфиденциальность — неразглашение внутрисемейной информации. Иногда один из супругов жалуется, что в компании партнер не уделяет ему достаточного внимания, критикует или рассказывает присутствующим подробности семейной жизни, которые он считает интимными.

На основании вышеизложенного можно заключить, что в первый период семейной жизни существует большая вероятность конфликтов между супругами, несмотря на их взаимное влечение. Поэтому очень важно осознанное отношение партнеров к конфликтам, понимание их как нормального явления, присущего процессу адаптации двух людей друг к другу. Вместе с тем нельзя снижать значимость таких конфликтов, поскольку в это время формируются стереотипы реагирования партнеров на конфликты, которые будут использоваться и в следующих периодах брака. Поэтому важно, чтобы сложившиеся стереотипы удовлетворяли обоих партнеров.

Однако это бывает непросто. Супруги воспитывались в разных семьях, там учились исполнению своей роли, и у них уже сложилось представление о способах разрешения конфликтов. Поскольку первое время они основываются именно на уже имеющемся опыте, то стоит обратить внимание на осознание этого опыта и выработку собственного. В противном случае возможны следующие варианты нарушенного коммуникативного поведения супругов в конфликте:

  • взаимное уклонение от обсуждения, долгое сохранение обиды, нарушение коммуникации;
  • взаимные обвинения, открытые деструктивные ссоры;
  • требование и уклонение: один требует, настаивает, другой отмалчивается, уклоняется.

Подводя итог обсуждению супружеских отношений в первый период брака, нужно отметить, что в это время складывается основная модель взаимоотношений между супругами. Поэтому от них требуется большая осознанность, открытость предъявления своих чувств и способность приходить к компромиссу в спорных ситуациях. В этот период возможно возникновение конфликтов, связанных с необходимостью приспособления друг к другу, а также являющихся следствием неосознанных родительских переносов.

Второй период супружеских отношений

Второй период супружеских отношений начинается с момента зачатия первого ребенка. Это вызывает на первый взгляд незаметный, но достаточно важный кризис, обусловленный появлением внутриличностных кризисов у обоих будущих родителей. В это время существенно меняется эмоциональное состояние обоих партнеров.

У женщин часто появляется повышенный невротический фон, выраженный в личностной тревожности, сниженных стрессоустойчивости и самоконтроле, эмоциональной нестабильности и большом количестве волнений и страхов, связанных с предстоящими родами. Повышается потребность в поддержке со стороны мужа. Некоторые исследователи называют это невротическим синдромом беременности. Нейрофизиологическую его основу составляют повышенная эмоциональная лабильность и восприимчивость женщины, вызванные гормональными изменениями, социальную основу — наличие огромного количества негативной информации о патологии беременности, а также стереотипное восприятие беременной как больной.

Однако не только женщина во время беременности меняет свое эмоциональное состояние, но и ее муж. Многие исследователи отмечают, что при высокой включенности мужчины в процесс беременности у него может появиться физическое недомогание: в первые месяцы — это тошнота и головокружения, позднее — боли в спине. Некоторые мужчины во время беременности партнерши сильно прибавляют в весе. Таким образом они как бы подстраиваются под ее новое состояние и чувствуют свою сопричастность к происходящему.

Важно также иметь в виду, что мужчина, так же как и женщина, проживает так называемый перинатальный личностный кризис. Начало его связано с появлением беспокойств и страхов.

  • Выделяют следующие наиболее характерные для этого периода страхи:
  • страхи, связанные с выполнением ряда функций, возложенных на мужчину (к примеру, обеспечение материального благополучия семьи);
  • страхи, связанные с безопасностью жены и ребенка;
  • страх перед изменениями во взаимоотношениях с женщиной;
  • экзистенциальные страхи.

И если первые три группы понятны, то экзистенциальные страхи понять и принять труднее. Один из наиболее распространенных экзистенциальных страхов — страх смерти. Становясь отцом, мужчина отступает на поколение назад, т.е. приближается к смерти. Страх смерти может проявляться как излишнее беспокойство за здоровье жены и ребенка или же как сокращение любых контактов с беременной, «уход в работу». Возможный механизм защиты — вытеснение. В этом случае мужчина продолжает жить так, как будто никакого ребенка не предвидится.

Один из основных страхов в период перинатального кризиса у мужчин — страх потерять свободу. Беременность женщины вызывает у мужчины страх перед утратой независимости, и тогда ему кажется, что он еще не готов стать отцом.

Важный аспект перинатального кризиса — одиночество мужчины. Практически во всех работах, посвященных периоду беременности и родительству, отмечается, что мужчина может испытывать одиночество и отверженность. Это связано с погруженностью беременной женщины в ее собственные переживания. Есть исследования, свидетельствующие о том, что беременная женщина нередко бессознательно обвиняет мужа в недостаточном внимании к себе и будущему ребенку, боится, что не будет понята мужем, не найдет в нем необходимой опоры. Она испытывает раздражение, которое нередко переходит в агрессию, направленную на окружающих и в особенности на мужа. Традиционно считается, что в поддержке нуждается будущая мама, а муж при этом, как правило, остается без внимания.

Таковы некоторые аспекты внутриличностного кризиса, который проживает муж беременной женщины. Трудности протекания данного кризиса могут привести к повышению конфликтности во взаимоотношениях партнеров, а также к тому, что мужчине впоследствии будет трудно найти свое место в отношениях «мать — дитя — отец». Это часто и наблюдается, когда отец начинает проявлять свои чувства только к подросшим детям.

Третий период супружеских отношений

Третий период супружеских отношений начинается с кризиса, вызванного рождением первого ребенка. Появление малыша является серьезным испытанием на прочность взаимоотношений его родителей. Если до родов основное внимание партнеры уделяли друг другу, то теперь значительная часть этого внимания направлена на ребенка.

Если к тому же молодые супруги, только что вырвавшиеся из-под родительского крыла, не успели насладиться свободой, ребенок заставляет их почувствовать, что они опять попали в зависимость. Как следствие, возникает активное желание избавиться от нее, партнеры начинают перекладывать друг на друга обязанности по уходу за ребенком, конфликтовать по этому поводу.

Кроме того, рождение ребенка может вызвать серьезные внутриличностные кризисы у обоих партнеров.

Многие мужчины, наблюдая, как жена ухаживает за младенцем, подсознательно ощущают травматическое повторение потери любви, если они сами пережили это чувство в детстве в связи с рождением брата или сестры. Иногда забота жены о младенце обостряет ненасыщенную потребность мужчины в безграничной материнской любви. Тогда жена становится объектом не всегда осознанной агрессивности, которая когда-то была направлена на мать.

Личностный кризис мужчин, связанный с переходом к отцовству, как и любой другой, может разрешиться полной адаптацией к роли отца, что станет мощным стимулом развития во всех жизненных областях, а также укрепления внутрисемейных взаимоотношений. Но может затянуться и исчезнуть только после рождения второго ребенка, иногда — только внука. Но возможно, роль отца внутренне не будет принята мужчиной никогда. Следует отмстить, что важнейшее условие позитивного разрешения этого кризиса — наличие реального отделения мужчины от своей родительской семьи. Если отделения от родительской семьи не произошло, то протекание кризиса может осложниться. Оставаясь в первичной семье в роли «ребенка», трудно стать «родителем» в новой семье, особенно если собственные мать и отец оказывают сопротивление этому переходу.

У матери также могут актуализироваться нереализованные детские потребности. Если из собственного детства она вынесла тревожную привязанность, которая до рождения ребенка компенсировалась как стремление «укрыться» за партнера, находиться в роли его дочери, то теперь женщина получает возможность компенсировать ее через слияние и гиперопеку ребенка. Можно сказать, что женщина перекладывает роль своего «эмоционального костыля» с мужа на ребенка. При этом мужчина резко оказывается в стороне, что неблагоприятно сказывается на взаимоотношениях супругов.

Четвертый период супружеских отношений

Четвертый период супружеских отношений начинается с кризиса, который может проявляться в тот момент, когда ребенок начинает самостоятельно ходить. В это время появляется необходимость почти постоянного присмотра за малышом, поскольку он начинает активно изучать окружающий мир. При этом он старается все схватить, потрогать, бросить, что заставляет родителей беспокоиться о его безопасности и порядке в квартире. К этому времени мать устает от пребывания дома и ухода за ребенком. У нее может возникнуть желание пообщаться с друзьями или хотя бы частично реализовать свою профессиональную активность. Кроме того, у малыша появляется потребность в общении с отцом, что необходимо для его нормального развития. Поэтому отцу в этот период (после года) нужно активно включаться во взаимодействие и заботу о ребенке. Супруги должны договориться, как это будет происходить.

В это же время родителям требуется перейти от преимущественного ухода за ребенком к его воспитанию. Здесь начинают проявляться отличия в представлениях партнеров о желаемом поведении малыша (целях воспитания), о способах его реализации, т.е. о поощрениях и наказаниях. Каждый из партнеров основывается на собственном детском опыте, либо принимая его за образец, либо отторгая.

Кроме того, супруги могут неодинаково смотреть на распределение обязанностей по воспитанию ребенка и по-разному определять, сколько времени необходимо с ним проводить. Этот кризис не слишком острый и обычно быстро разрешается. Далее наступает длительный и достаточно стабильный период супружеских взаимоотношений, на который, однако, может повлиять начало посещения ребенком детского сада и школы.

Когда ребенок отправляется в детский сад, мама чаще всего возвращается к своей профессиональной деятельности. У нее меньше времени остается на домашнее хозяйство. В семье возникает необходимость перераспределения обязанностей. У мужа это может вызвать сопротивление.

Помимо обязанностей иногда возникает необходимость перераспределения семейного бюджета, поскольку женщина начинает больше следить за своей внешностью, одеждой.

Совмещение профессиональной деятельности и воспитания детей, особенно в большом городе, является для женщин физически и эмоционально трудным. Как следствие, она может меньше внимания уделять мужу, что не всегда находит у него понимание.

С поступлением ребенка в школу часто меняются и взаимоотношения партнеров друг с другом. Способы коммуникации между ними к этому времени часто становятся стереотипными, и определенные их структуры могут быть не приспособлены к ситуации долгого пребывания ребенка вне дома. Особенно это бывает заметно в тех семьях, где жена не работает и все время уделяет воспитанию ребенка.

Начало обучения ребенка в школе приносит родителям новые обязанности: нужно следить за выполнением уроков. Даже если ребенок посещает группу продленного дня, часть заданий родителям все равно приходится с ним делать вечером дома после работы. Организовать ребенка на приготовление уроков нередко бывает очень трудно, что вызывает у уставших родителей сильные негативные чувства. Помимо выполнения домашнего задания родители несут ответственность за успешность обучения и поведение ребенка в школе. В случае возникновения у ребенка трудностей маму или папу приглашают в школу, побуждают к изменению воспитательных воздействий.

В этот период существенно уменьшается количество времени, которое супруги могут посвятить друг другу. Основной темой для общения становятся успехи ребенка в школе. А иногда на почве недостаточной учебной успешности ребенка у родителей возникают конфликты, стремление переложить друг на друга ответственность за положение дел.

Пятый период супружеских отношений

Пятый период супружеских отношений начинается, когда ребенок становится старшим подростком. В отношениях может наблюдаться кризис, который совпадает по времени с кризисом эмоционального отделения ребенка от семьи. Однако в начале подросткового возраста супруги чаще объединяются для того, чтобы «затормозить» это отделение. Когда же оно реально произойдет, подросток приобретет самостоятельность, меньше будет находиться дома, партнеры первый раз после рождения ребенка встретятся «лицом к лицу». Появится время для того, чтобы уделить внимание друг другу. Однако некоторые супруги уже отвыкают от открытого общения. Им необходимо научиться по-новому, без участия ребенка, структурировать свободное время, что не всегда удается. Возрастает возможность конфликтов.

Супружеский кризис, знаменующий начало шестого периода отношений, обычно происходит, когда последний в семье ребенок «вылетает из гнезда», т.е. становится взрослым и приобретает самостоятельность. Он может создать свою семью, приобрести экономическую независимость и т.д. — все это лишает родителей возможности какого-то контроля над выросшим ребенком.

Если рассматривать отношения между самими супругами, то стоит сказать, что для некоторых пар этот период становится критическим. Родительская функция уже выполнена, возникает необходимость переключения на новые дела и интересы. Для женщин, занятых в основном воспитанием детей, обостряется проблема структурирования времени.

Кроме того, общение теперь осуществляется напрямую, без опоры на детей. В парах, утративших к этому времени эмоциональную близость, такое общение затруднительно.

Однако многие пары, отпускающие детей, довольно легко справляются с ситуацией. Более того, у супругов наблюдается обновление отношений, их интимизация, появляется желание пожить для себя, насладиться свободой.

Примеры.

Женщина, 41 год: «Я ощущаю сейчас самое лучшее время за последние 20 лет. Дочь уже выросла, живет со своим бой-френдом, а внуки пока не появились. Последние четыре года я начала заниматься собой. Учу несколько языков, освоила вождение машины. Иногда получаю немыслимое удовольствие, когда еду по пустой дороге и ни о чем не думаю. Хожу в тренажерный зал, занимаюсь танцами. Я прекрасно исполняю латинские танцы. Я получаю колоссальное удовольствие от жизни именно сейчас».

Женщина, 45 лет: «Дети выросли. Сын учится в институте, работает, практически не бывает дома. Дочка оканчивает школу, у нее свои дела. Все чаще вечерами мы с мужем остаемся вдвоем. И я вдруг начала понимать, что, несмотря на годы в браке, мы не надоели друг другу, нам очень интересно вместе. Когда дети выросли, отдалились от нас, и им уже не нужна была такая забота как раньше, у меня не появилось чувство одиночества и ощущение того, что наша семья рушится. Это хорошо. Со мной мой муж, которому я нужна и который нужен мне. Честно говоря, я даже рада, что у детей больше своих интересов. У нас с мужем появилось время друг для друга, которого раньше, когда дети были маленькими, нам всегда не хватало».

Рассмотрев динамику отношений между супругами, вызванную взрослением детей, обсудим другие аспекты внутрисемейного общения.

На динамику супружеских отношений в зрелости может сильно влиять так называемое родительское программирование. Оно может проявляться в формировании еще в детстве и молодости установок на развитие семейных отношений или же в текущем влиянии на супругов позиции их родителей.

Пример. Женщина, 42 года: «От меня ушел муж. Теперь, правда, вернулся, его та, другая, выгнала, после того как ей мои девочки позвонили. А ведь раньше мы с ним жили душа в душу. Все даже завидовали: „Ну, сколько вы за ручку ходить будете?“ Но потом все изменилось... Вообще-то у меня мама со странностями. Она почти каждое утро мне звонит и говорит: „От тебя муж уйдет, он от тебя гуляет. Ты никому не нужна“, и т.п. Я, конечно, завожусь, всякие мысли в голову лезут. Мужу расскажу про звонки, он сердится. Но мама всегда была такой. Она и в детстве нас с сестрой ругала: „Кому вы нужны? И замуж вас никто не возьмет“. Наш отец был военным, он нас любил, но все время пропадал на работе. Сестра старше меня на пятнадцать лет. У моих девочек такая же разница в возрасте. У сестры тоже двое детей — девочка и мальчик, муж военный, но отношения... Мама и ей названивает. Мой первый муж тоже был военным. Старшая девочка от него. И второй муж раньше служил, теперь в милицию ушел. Мама может иногда сказать о папе: „Да надоела мне эта деревня“. Это оттого, что он у нас не из Москвы. Но и наши с сестрой благоверные не москвичи, поэтому воспринимают ее слова на свой счет. А сейчас и я начала мужа „деревней“ называть, как-то само вырывается».

Влияние родительского программирования чаще рассматривается применительно к детям. Однако оно сохраняется до момента действительного отделения от родителей и нахождения своего самостоятельного пути. Если этого не происходит, родительское программирование может сохраняться у человека до глубокой старости, даже после смерти родителей. При этом совершенно не важны физическое присутствие родителей и возможность частых контактов. «Руководство» жизнью взрослых детей происходит и на расстоянии. В зрелости, особенно в период экзистенциального кризиса, появляется, можно сказать, последняя возможность пересмотреть свои позиции и добиться фактического отделения от родительской семьи. Как правило, следствием такого отделения становится установление новых, более глубоких связей с родителями и улучшение внутрисемейных отношений.

Женщина, 44 года: «Мама прожила всю мою жизнь со мной и все 44 года поучала меня. А после того, как я потеряла мужа, стало совсем невыносимо. Когда он умер, мне исполнилось всего лишь 26 лет. У меня остался сын Васька. Мать не отпускала меня ни на шаг. С работы сразу домой, если опоздала — крики, ор. Моя мать очень властная женщина, у нее такое воспитание. Но я же живой человек, у меня есть коллеги, с которыми мне приятно общаться, знакомые, школьные друзья».

Женщина, 50 лет: «Моя мама живет далеко. Но как она меня всегда держала! Я без нее шагу ступить не могла. Смотрела и на мир, и на свою семью ее глазами. Мама говорила, что надо радоваться солнцу, и я радовалась, хотя сама люблю дождь. Себе и своим поступкам я мысленно давала оценку тоже от лица мамы. Не знаю, как мне удалось порвать эту узду. И оказалось, что я не умею сама радоваться, я во всем привыкла слушать маму. Но я научилась. Теперь я такая, какой сама хочу быть. Я по-новому почувствовала собственную семью. Поняла, что так же, как и мама, пыталась манипулировать своими детьми и отпустила их. Теперь я испытываю радость просто от того, что живу. Смешно: чтобы понять это, мне нужно было дожить до 50 лет».

К родительскому программированию можно отнести не только прямое воздействие на жизнь своих взрослых детей, но и косвенное. Последнее подразумевает влияние на выбор партнера отцовских или материнских детских переносов. Дж. Холлис называет это проекциями внутреннего ребенка. С. Кратохвил описывает нескольких механизмов действия этих проекций. Первый — это стремление партнера в браке вернуться к неразрешенным до конца детским конфликтам, связанным с недостаточной удовлетворенностью тех или иных потребностей. В этой ситуации выбирается партнер, с которым возможно повторение конфликтов. На него и возлагаются надежды, оставшиеся несбывшимися.

Второй вариант — это неосознанная тенденция супругов к повторению модели семьи своих родителей. Считается, что человек обучается супружеской роли через идентификацию с родителем своего пола. Хотя образ родителя противоположного пола не менее важен. Итак, если роль родителя своего пола положительна, это считается предпосылкой супружеской гармонии. Если отрицательна, то человек ищет партнера с противоположными характеристиками, но нередко неосознанно выбирает внутренне похожего на родителя, что приводит к конфликтам. Понятно, что и в том и в другом случае динамика супружеских отношений в зрелости будет, вероятнее всего, негативной.

Женщина, 19 лет: «Зачем выходить замуж? Чтобы постоянно орать друг на друга? Я уже и так наслушалась, как у меня дома родители каждый день отношения выясняют. Я так не хочу быть на них похожей».

Отношения между супругами могут также изменяться вследствие различий в динамике и характере развития каждого из них. Муж и жена находятся постоянно вместе, а потому они какое-то время могут не замечать изменений, тем более что учащение ссор часто не рассматривается людьми как сигнал необходимости пересмотра взаимоотношений. Наличие конфликтов, так же как и отсутствие семейной коммуникации и поддержки, является определенным общественным стереотипом семейной ситуации: «все так живут», «это нормально». Когда же изменения станут заметными, может наблюдаться отказ одного или обоих супругов принимать эти изменения и стремление продолжать общение с «фотокарточкой в день свадьбы». Это сопровождается постепенным эмоциональным отдалением вплоть до полного отчуждения.

Женщина, 37 лет: «Муж стал какой-то не такой. Раньше мы и в кино, и в театр ходили, а теперь этого нет. А он считает, что все у нас нормально, что я все придумываю. Я беспокоюсь, нервничаю, мечусь, а он — как ни в чем не бывало».

Мужчина, 33 года: «Она живет своей жизнью, а я — своей. Мы с ней совершенно чужие люди, объединяет нас только ребенок. Я даже сам не понимаю, как все произошло. Жили хорошо, была любовь, взаимопонимание, а сейчас — как будто всего этого и не было. Она совершенно перестала понимать меня. Мне кажется, что она запомнила меня 25-летнего. Не хочет признавать, что все меняется, и я не могу оставаться прежним. А она не принимает меня теперешнего, а хочет видеть рядом того молодого человека, каким я был раньше. Но я-то не собираюсь им быть, я просто не могу!».

Мужчина, 35 лет: «Чувствую себя достаточно одиноко. В семье в общем-то все в порядке. Дочь радует. С друзьями видимся почти регулярно. Но в то же время понимаю, что каждый человек все-таки одинок».

На кризис супружеских отношений часто влияет вступление одного или обоих супругов в кризис середины жизни. Может возникнуть непонимание причин происходящих с партнером изменений — частой смены настроения, ухода в работу, замкнутости и т.п. Отношения становятся формальными или агрессивными.

Женщина, 45 лет: «Да он зачем-то все ищет смысл жизни, какие-то цели ставит. Видимо, ему не нравится, как он живет. Он в последнее время очень агрессивным стал и все о чем-то думает, размышляет. Очень часто у него настроение меняется. А еще он думает, что любви у нас не осталось, хотя, по-моему, все в порядке. Депрессия у него какая-то, кризис, наверное».

Женщина, 41 год: «Я стала более раздражительной. Мне кажется, что в последнее время мы с мужем перестали понимать друг друга, как-то отдалились. Он тоже изменился. Стал менее внимательным к проблемам семьи, с головой погрузился в работу. Вот приходит домой и сразу садится перед телевизором. А раньше он был просто идеальным мужем».

Женщина, 42 года: «С мужем я не могу разговаривать. Как только подхожу к нему, чтобы просто спросить, как дела на работе, он начинает ворчать, мол, денег у него нет, он не миллионер. Говорит, что мне в любом случае не подойдет та кофточка, которую я собираюсь купить, ведь я растолстела уже до необъятных размеров и мне уже ничего не поможет, поздно».

Женщина, 42 года: «Мужу ничего не нужно. Диван и телевизор — его лучшие друзья. Единственное, что делает — это гуляет с собакой. И раз в две недели пылесосит».

Мужчина, 41 год: «Она думает, что самая умная, постоянно учит меня, как жить. Надоело. Лучше бы последила за своей фигурой: растолстела невероятно».

Мужчина, 44 года: «Ей кажется, что я мало зарабатываю. Говорит мне часто: „Ты ничего не можешь“. А я действительно могу только то, что могу. И еще постоянная борьба за лидерство. А главное — она не умеет признавать своих ошибок. Всегда права она».

На возникновение кризиса отношений влияет изменение половой активности супругов, связанное с возрастом. У мужчин в зрелом возрасте постепенно снижаются интенсивность и настоятельность полового инстинкта, затрудняется эрекция, ослабляется уверенность в наступлении адекватной эрекции. Если в первой половине жизни психические стимулы легко и быстро вызывали эрекцию, то теперь они перестают быть действенными. У мужа может появиться страх импотенции, у жены — подозрения в существовании внебрачных связей.

Кроме того, на динамику супружеских отношений могут влиять такие явления, как ролевое напряжение и ролевые конфликты. Ролевое напряжение — это тревога, вызываемая избыточными требованиями в рамках какой-либо роли. Ролевое напряжение связано с тем, что супругам приходится иметь дело одновременно с различными системами ролей: семейными и профессиональными. Возникает необходимость установления приоритетов расходования времени и энергии. В результате могут возникнуть ролевые конфликты, вызванные тем, что на работе и дома к человеку часто предъявляются противоположные требования. У некоторых женщин возникает чувство вины перед семьей и домом. Оно полностью субъективно и выражается в различного рода самообвинениях (например, что муж обделен лаской и вниманием, дети мало ухожены из-за того, что работа отнимает у женщины много времени и сил). При этом объективная картина жизненной ситуации может быть во многом иной или даже противоположной.

Различные в динамике развития, ролевые конфликты супругов приводят к проявлению кризиса отношений. Однако помимо внутриличностных на него влияют и социальные факторы, например, одни из основных — стереотипное представление о близости в браке, которое присутствует в нашей культуре. Оно определяет и ожидания от брака. У нас принято рассматривать близость как растворение партнеров друг в друге, как взаимное слияние. Найти супруга означает «найти свою половинку» и «вместе составить единое целое». Получается, что житейская психология призывает людей вступать в брак для компенсации каких-либо проблемных зон. Тогда, вступая в брак, человек бессознательно возлагает на партнера определенные надежды, о которых тот и не догадывается.

Стереотипной идеей нашей культуры, также способствующей возникновению кризиса, является убеждение, что человека можно и нужно изменить, поскольку «я лучше знаю, как надо правильно жить». Действительно, у нас большинство людей считают, что знают, как лечить, как учить, как воспитывать, как управлять государством. Когда партнер отказывается меняться, другой объясняет это неэффективностью используемых методов и пробует другие. Наконец, выясняется, что изменить партнера невозможно.

Женщина, 36 лет: «Муж с работы приходит и заваливается газету читать. И что меня больше всего раздражает, когда я прошу его бросить это занятие, он как будто не слышит. Уткнется в буковки и даже не смотрит на меня. Я спрашиваю: „Ты слышишь меня?“ Отвечает, что слышит, и дальше читает. Вот пока не вырву вообще у него эту газету — не отреагирует».

Нередко кризис супружеских отношений приводит к тому, что партнеры обращаются к внебрачным связям.

Женщина, 42 года: «Муж стал холодным и равнодушным, а у самой сил не хватает на сохранение домашнего очага. Но тут на помощь пришел человек, который водит меня по театрам, консерваториям, музеям. Муж о нем не знает. У меня возникла забытая тяга к новым знаниям. Пытаюсь модно одеваться. Стараюсь выглядеть счастливым человеком».

Иногда это может стать предвестником развода.

Женщина, 53 года: «Мы прожили вместе 34 года. Последние 1,5 года стали постоянно ругаться. А раньше такого не было. Охладели оба друг к другу, да и приелись сильно. Я однажды в запале сказала мужу, что чем так жить, лучше пусть уходит и не мотает нервы, ведь ругаемся постоянно, до драк доходит. Развестись решили внезапно, сгоряча».

Однако кризис супружеских отношений в зрелом возрасте нельзя считать фатальным. При достаточной личностной зрелости партнеров он проходит практически незаметно, поскольку его смягчает растущая с течением жизни мудрость супругов, которая заключается в умении принимать другого таким, каков он есть.

Мужчина, 51 год: «У нас прекрасные отношения с женой. Мы с ней знакомы уже 30 лет. Хотя, конечно, не всегда была только радость, разное случалось. Жена стала неотъемлемой частью моей жизни. Моя жизнь без нее — не моя».

Таким образом, динамика внутрисемейного общения в зрелости, с одной стороны, определяется стадиями развития семьи в целом, связанными с рождением и взрослением детей. Каждая стадия характеризуется своими задачами, типичными проблемами и требует от супругов перестройки, отказа от некоторых прежних принципов и моделей поведения. С другой стороны, на отношения влияет личностное развитие каждого из супругов. Непонимание того, что супружеские отношения не могут оставаться неизменными, подчас приводит к серьезным трудностям и конфликтам.

И то и другое определяет динамику отношений, воздействуя через призму социальных факторов — стереотипов восприятия супругов, семьи, детей.

"Консультации по вопросам супружеских отношений" Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Depils

Depils

Обожаю кофе и черный шоколад, совершенно не умею отдыхать, считаю жизнь лентой Мёбиуса, уверен — всё берёт своё начало в интуиции, мне всегда нужно кого-то любить, чего-то ждать и что-то делать.

Другие записи из этой рубрики...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!