Когда деревья стали другими

старый двор

Сегодня была в старом районе города, и случайно проезжала мимо дворика моего детства. Точнее проехать не смогла. Остановилась, пошла к дому, где начиналась я. Кажется, он совершенно не изменился за эти сорок лет. Только деревья стали другими. Какие странные метаморфозы времени. Вот она я, вот он дом, и все это уже не со мной. Не про меня. Даже не из этой жизни.

Какая-то тоскливая радость. Какое-то счастье сквозь слезы. Наверное, потому что здесь все было во мне по-другому. Здесь все было по-другому. Мы были ватагой беззаботной ребятни, для нас самым вкусным был съеденный во дворе батон, за которым послала мама. Самым важным было вынести незаметно от мамы зеленку и замазать очередную сбитую коленку. Самым добрым было смотреть как приезжает машина и выгружает огромные сосны к Новому году. А самое ненавистное – сидеть и караулить с ведром мусорную машину. Все вокруг бегают, а ты сиди как дурак.

Нет старой раскидистой ивы, под которой мужики вечерами резались в домино. Нет железной, скрипучей качели, на которой я выбила молочный зуб. Нет лавочек, где сидели разнокалиберные старушки, вязали варежки, и плели кружева их сплетен и последних новостей о жильцах нашего дома. Нет сирени, пеньки от спиленных акаций, под которыми мы делали «секретики» под стеклами.

Мой старенький дворик состарился вместе со мной. Заброшенный, в чем-то обновленный, и не такой уже уютный как тогда, в прошлом. На месте нашей спортивной площадки, с которой я всегда возвращалась с разбитыми в кровь коленками стоит два торговый овощных лотка. Но главное нет старых гаражей-сараев. О! Это была целая жизнь! Стояли они справа от двора, но там была настоящая разновозрастная жизнь. Это была святая святых всех мужчин всех подъездов. В сарайчиках гордо именуемых «гараж» хранили старые полуразобранные «Победы» и «Запорожцы», которые свято разбирались-собирались каждый выходной. Под амбарными замками хранились велосипеды «Пионер», санки, лыжи, банки с компотами, вечный жизненно нужный хлам, и обязательную проржавевшую утварь, которую с оптимизмом и гордостью сплавляли пионЭрам в дни сбора металлолома. А еще мы вокруг этих гаражей носились в казаки-разбойники, играли в прятки, и прыгали с крыш в сугробы. Тогда, в зимы моего детства снег почему-то выпадал гораздо чаще и активнее… А еще прятались от родителей за и в сараях, когда они с разных сторон кричали с балконов наперебой Машам-Васям-Петям «Домо-о-ой!» А еще один ветеран с одной ногой разрешал нам вешать на дверцу своего сарайчика старую холстину, кто-то из нас вытаскивал подпольно из дома такой замечательной проектор и мы крутили диафильмы. Нет этого ничего и близко. Безликая пустошь, закатанная под асфальт.

Даже как-то страшно было посмотреть на наши окна. Не знаю почему. Страшно и все. Но пошла. Пошла к своему третьему подъезду. Он такой же обмусоленный, а наши окна покрашены в ядовитый зеленый цвет. И балкончик. Тот самый, который мне был дороже всего в детстве. Мама летом ставила на нем раскладушку, и я смотрела на звездное июльское лето и засыпала в детских мечтах. Я мечтала о том, как вырасту, как уеду далеко-далеко от этих несносных мальчишек и старухи Изергиль живущей над нами, и буду жить в новом красивом районе Севастополя. В красивом доме из белого камня. И балкон у меня будет называться красивым и непонятным словом «лоджия». Все это у меня сейчас есть. Но почему так щемило сердце, и было так обидно за тот маленький балкончик, завален кем-то под жвах всяким хламом. Вряд ли с него кто-то смотрит на звезды. И почему мне хотелось остаться именно здесь? В этом тихом, уютном уголке, где меня давно никто не помнит? Здесь ничего не держит и все наши соседи давно поумирали. Сразу перед глазами встали молодая мама с коляской, с только родившейся сестрой, папа в форме, молодой каплей убегающий в еще не проснувшееся утро на службу, и я несущаяся за ним босиком в ночной рубашке через весь наш старый двор с криками «Папа, не уходи»…. Как давно это было... Как будто и не было…

Я развернулась и почти бегом, не оборачиваясь пошла прочь…

двор из детства

Из дневников друзей, Аська

Поделитесь записью: "Когда деревья стали другими" с другими читателями!

Анна Лебедева

Анна Лебедева

К какому народу вы принадлежите? В.И.Даль дал замечательное определение. Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски.

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!