Как расовая напряженность внутри страны подрывает позиции Америки за границей

0
21 просмотров
расовая напряженность внутри страны

От Бирмингема до Фергюсона — краткая история того, как расовая напряженность внутри страны подрывает позиции Америки за границей. Американцы — не единственные люди, внимание которых приковано в последние две недели к новостям из города Фергюсона, штат Миссури. Видеоматериалы, показывающие окутанные облаками слезоточивого газа улицы и полицейских в камуфляже, направляющих свои полуавтоматические винтовки на безоружных демонстрантов в самом центре Америки, стали причиной проявления забавного лицемерия по всему миру. Великий аятолла Ирана открыто осудил «жестокое отношение» к афроамериканцам в Соединенных Штатах. Главный информационный орган Китая обратил свое внимание на Фергюсон, где офицер полиции убил безоружного чернокожего подростка Майкла Брауна (Michael Brown), который стал своего рода индикатором «изъянов в области прав человека» в Америке. В России новостные выпуски сухо констатировали: «Проявления расизма все еще нередки в стране образцовой демократии». А Египет, оказавшийся год назад под интенсивным дипломатическим огнем со стороны Соединенных Штатов за кровавую расправу над участниками протестных акций в период свержения «Братьев-мусульман», сразу же переадресовал президенту Бараку Обаме его же слова, призвав его к «сдержанности и уважению права на проведение собраний и мирного выражения мнений».

Если не учитывать проявленное в последнее время злорадство, то подобную дипломатическую игру нельзя назвать новой. На самом деле она продолжается, по крайней мере, с момента начала холодной войны. Худшей частью этого нарочитого позирования является не его лицемерный характер. Его худшей частью является желание использовать притеснение и преследование наиболее уязвимых американских граждан в качестве внешнеполитического фуража, цинично используя при этом права человека как еще одно поле дипломатических сражений, а не как определенные рамочные условия для достижения реального равенства, справедливости и мира.

Во время холодной войны Советы охотно изображали каждый случай самосуда или избиения членами Ку-клукс-клана активистов гражданского движения в Бирмингеме, штат Алабама, как предупреждение всему миру о том, что Соединенные Штаты, в принципе, не способны выстраивать отношения с не-белыми на основе равенства. Выводы были очевидны: если правительство Соединенных Штатов с таким презрением и с такой злобой относится к своему собственному населению, то народы третьего мира могут оказаться в смертельной опасности, если объединяться с Западом.

В 1951 году помощник госсекретаря Дин Раск (Dean Rusk) признал, что «наибольшим бременем, которое мы, американцы вынуждены нести, разрабатывая приемлемые варианты отношений с народами Азии, являются наши проблемы, связанные с меньшинствами в Соединенных Штатах».

Советы были также настроены на то, чтобы сделать проблемными отношения с Африкой. Когда ситуация в середине и в конце 1960-х годов в Уоттсе, Детройте и Ньюарке взорвалась, и там начались беспорядки, КГБ воспользовался сложившейся ситуацией для того, чтобы превратить гнев, неудовлетворенность и ярость чернокожих американцев во внешнеполитическую акцию, в то время как города внутри Америки продолжали гореть.

В Вашингтоне — от Трумэна до Никсона — все прекрасно осознавали, каким образом расовая напряженность в Америке используется за границей. Особенно сложно было игнорировать этот факт в тот момент, когда дипломаты из Индии, Карибского бассейна или Африки сами оказывались в дискриминационных сетях законов Джима Кроу (Jim Crow), и в результате их выталкивали из театров или не разрешали поселиться в гостинице.

Однако, несмотря на издержки относительно своих внешнеполитических целей, правительство Соединенных Штатов не хотело активно заниматься проблемами расизма и их главными причинами. Вместо этого многие администрации использовали несколько стратегий для ограничения негативного воздействия (законов) Джима Кроу на внешнюю политику Соединенных Штатов. Одна из них состояла во включении известных чернокожих — таких как журналист Карл Роуэн (Carl Rowan) и певица Марианн Андерсон (Marian Anderson) — в международные делегации для создания видимости равенства. Другая стратегия состояла в попытке представить беспорядки, судебные процессы и демонстрации, происходившие в стране во время существования движения за гражданские права, как доказательство того, что американская система может справляться с «незавершенным делом демократии». Однако главная стратегия состояла в продолжении своих собственных наступательных действий с подчеркиванием широко распространенных нарушений прав человека в советском блоке.

Однако отмена законов Джима Кроу в 1960-е годы не привела к прекращению расовой дискриминации в Соединенных Штатах, а окончание холодной войны в 1980-х годах не положило конец тому, каким образом расовая дискриминация дома воздействуют на имидж Америки за границей.

В 2005 году, спустя всего два года после начала войны в Ираке, которая была названа «Операция иракская свобода» (Operation Iraqi Freedom), ураган «Катрина» обрушился на побережье Мексиканского залива Соединенных Штатов, что привело к сильному наводнению в Новом Орлеане. Тысячи американцев, по большей части чернокожие и бедные, оказались изолированными в уходившем под воду городе. Высокопарная риторика относительно демократии, сопровождавшая войну в Ираке, быстро оказалась не у дел — частично в результате спектакля, устроенного на крытой спортивной арене Superdome в Новом Орлеане.

Даже склоняющаяся к позиции консерваторов газета Daily Mail в Британии вынуждена была признать: «Вот страна, способная свергнуть диктатора, если примет такое решение, но, вместе с тем, она так озабочена исходом войны, что не в состоянии должным образом заняться проблемами сотен тысяч своих собственных граждан, столкнувшихся (sic) с последствиями стихийного бедствия». El Mundo, ведущая испанская газета, подчеркнула, что катастрофа в Новом Орлеане «свидетельствует о слабости страны, столь озабоченной своими империалистическими авантюрами, что, она, по сути, игнорирует свою главную ценность — благосостояние своего народа». Французская газета Libération, со своей стороны, заметила: «Ураган “Катрина” показал слабость Америки: ее расовое деление, бедность тех, на кого общество перестало обращать внимание, и в первую очередь отсутствие лидерских качеств у президента». Издающаяся в Гамбурге газета Welt выразила свое мнение в более сжатой форме: «Позор Америки».

Быстро прокручиваем вперед три года, и избрание Обамы, казалось, сигнализировало миру о том, что Соединенные Штаты преодолели свое неприглядное прошлое. Как отметил один иранский журналист, это была возможность для Америки «исправить свой имидж в мире».

Однако после вдохновляющей ночи в ноябре 2008 года образовался странный парадокс. Хотя Белый дом занял чернокожий человек, условия афроамериканцев, в лучшем случае, не изменились, а в некотором отношении даже ухудшились. В опубликованном в 2013 году докладе, подготовленном специалистами Университета Брандейса (Brandeis University), было указано, что «половина совокупной собственности афроамериканских семей была утрачена во время Великой рецессии». Поспешно принятые и направленные на ущемление прав афроамериканских избирателей законы — очень похожие на так называемые дедушкины оговорки — были поддержаны решением Верховного суда в деле Shelby v. Holder, и теперь на их основании своих гражданских прав могут лишиться миллионы чернокожих избирателей.

Экономическое и политическое наступление усугубляется целым рядом убийств невооруженных чернокожих американцев бдительными добровольными защитниками своей территории, а также все большей милитаризацией полицейских сил, и при этом нет совершенно никаких гарантий справедливого рассмотрения дел в суде. Все эти проблемы сконцентрировались в Фергюсоне, штат Миссури, и весь мир получил возможность это увидеть.

Соединенные Штаты с 1970-х годов пытаются каким-то образом противодействовать относительному сокращению своей глобальной власти и обращаются к тому, что должно быть силой нации. Наиболее популярным занятием для президентов и госсекретарей, пытающихся проецировать силу за границу, являются разговоры об Америке как о стране возможностей, как о бастионе прав человека. Однако убитые подростки и слезоточивый газ в Фергюсоне не соответствуют тому образу «сверкающего града на холме», который политики в Вашингтоне хотели бы представить на обозрение всему миру.

Сохраняющаяся до сих пор неспособность претворить в жизнь обещания демократии для 44,5 миллиона афроамериканцев будет и сегодня оказывать негативное воздействие на внешнюю политику Соединенных Штатов, как это было и в прошлом. Справедливо или нет, но враги Америки будут по-прежнему использовать эту неудобную реальность для того, чтобы придираться к супердержаве, досаждать ей и пытаться ее пристыдить.

Оригинал публикации: «Foreign Policy», Carol Anderson, США, What Would the Soviets Say About Michael Brown?
Источник: ИноСМИ,  Что бы Советы сказали по поводу Майкла Брауна?
Фото: REUTERS/Mario Anzuoni

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here