Как победить саркому

0
53 просмотров

Диагноз уроженке Кировоградской области Александре Норовой поставили неожиданно.

"Сначала заболел бок и появился дискомфорт при ходьбе. Визит к врачу в долгий ящик откладывать не стала — сходила на осмотр, а потом сделала снимок. На нем было четко видно пятно, однако доктора говорили, что ничего особенного в нем нет и паниковать не стоит. Но я им не поверила. Тогда мне было 38 лет, я чувствовала себя здоровой и молодой, у меня росли дети, но непонятная боль и пятно на снимке не давали покоя. Я стала искать специалистов, которые смогли бы объяснить причины моего странного состояния. На тот момент мы жили уже в Зеленогорске (Россия), а знающие врачи нашлись аж за 900 км в Томске. Там меня обследовали и прямо перед Новым 1995 годом вынесли вердикт: «саркома подвздошной кости».

Операцию назначили на 18 января, а за 9 дней до нее я легла в больницу. Доктор честно предупредил, что часть кости, захваченную опухолью, придется удалить, из-за этого фигура деформируется. Однако меня это не могло остановить. О какой фигуре можно беспокоиться, если жизнь висит на волоске?

НЕ НЫТЬ

Кость убрали, потом начался курс химии и облучения. Все проходило болезненно, но я доверяла врачам и приказала себе не опускать руки. Однако сказать легко, а перестать думать о такой болезни очень тяжело. Но мне повезло — у нас в палате подобралась компания из стойких оловянных солдатиков с чувством юмора и необычайной волей к жизни, поэтому мы смогли внедрить одно важное правило: «не ныть». Вроде бы все просто, но на самом деле этот пункт — один из самых важных в то время, когда выкарабкиваешься из болезни. Конечно, иногда было совсем невмоготу от не дающих покоя грустных мыслей, и тогда мы уходили в туалет и плакали. А чтобы не ныть, мы пели и читали вслух. Суть в том, что бормотание под нос или чтение «про себя» мгновенно отключают от сюжета и приходится снова нырять в психологический мрак. Чтобы этого избежать и прерывать грустные мысли, нужно разговаривать или читать вслух.

Выписали меня из больницы через четыре месяца после операции, но еще два года я регулярно приезжала на химиотерапию.

ЗАКОНЫ СТОЙКОСТИ

Я знала, что не имею права сдаваться. Семь дней после операции вообще не поднимались, а когда первый раз встала на ноги — от боли потеряла сознание. Однако меня это не остановило: каждый день рано утром вставала на костыли и пыталась ходить. Сначала пару шагов, потом еще пару, потом могла дойти до середины длинного больничного коридора и наконец-то научилась проходить его полностью. Со временем оставила костыли и научилась ходить с палочкой. Дальше больше — спустя несколько месяцев я занялась бальными танцами в той же школе, куда ходили мои дети. На первые занятия приходила с палочкой и занималась по облегченной программе. Было тяжело, но интересно. Чувствовала, что это мое, поэтому занятия не бросала. Танцую до сих пор!

ХОТЕТЬ ЖИТЬ — ЭТО ТРУД

Мой организм постепенно восстанавливался, и я решила помочь ему целебными травами. Никаким рецептам, рассказанным соседкой, я не доверяю, поэтому искала знающего врача и нашла профессора онколога-фармаколога. Он долго изучал мою историю болезни и подобрал состав трав, который был призван остановить развитие раковых клеток. Дозы и план приема были четко расписаны. Так я и жила в течение пяти лет. Во время болезни и после мои близкие всегда были рядом. Мы все время шутили, подкалывали друг друга, и только через много лет они признались: «Доктора предупреждали, что шансов мало и надо готовиться к худшему». Вот так с юмором, который приходилось включать зачастую даже «через силу», я прошла это испытание и поняла, что самое главное — это желание выжить, хотя хотеть жить — это очень тяжелый труд.

МНЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТОВАнатолий Дедков, д.м.н., заведующий отделением онкоортопедии Национального Института рака:

«Опухоли подвздошной кости бывают разные, различаются по степени злокачественности и лечатся, соответственно, по-разному (химиотерапия, облучение, хирургические лечение). В некоторых случаях можно удалить небольшой участок подвздошной кости с опухолью, другие требуют резекции (удаления) всей кости. В данном случае речь может идти о краевой резекции крыла подвздошной кости с сохранением целостности тазового кольца. Такие операции успешно проводятся и не требуют реконструкции имплантами; пациенты сохраняют подвижность и могут вести активный образ жизни».

Виктория Веретенникова, травматерапевт центра «Травматерапия», консультирующий психолог фонда помощи онкобольным «КРАБ»:

«Любая тяжелая болезнь — это психотравма, и важно знать, что с поступлением известия о ней запускаются и механизмы адаптации психики, иначе людям было бы очень тяжело осознавать полученную информацию. Для каждой стадии адаптации характерны свои чувства и проявления. У каждого человека они индивидуальны и зависят от темперамента, характера, жизненного опыта, поэтому дать универсальные рекомендации о том, как вести себя, невозможно. Зато возможно дать несколько советов людям, близкие которых столкнулись с тяжелой болезнью, ведь поддержка родных всегда очень важна.

1. Важно знать, что когда человек получил известие о болезни, он находится в состоянии шока, оцепенения. Свои состояния больные чаще всего описывают так: „во мне все оборвалось“, „я внутренне заледенел“, „у меня возникло чувство падения в пропасть, все во мне закружилось“. У некоторых могут появляться суицидальные мысли. Успокаивать и говорить „надо бороться“ не стоит — скорее всего, на этом этапе ваш близкий вас просто не услышит. И вообще с мотиваторами надо быть поосторожнее; словам „надо“ и „должен“ в них не место. Если больной сам приходит к мысли „я должен жить ради детей“ — это прекрасно и его необходимо поддержать, но „без спроса“ доносить эту мысль не стоит.

2. Есть список „запрещенных“ фраз, и возглавляет его „все будет хорошо“. Вроде бы правильные слова, но они не приносят утешения, лучше сказать: „я буду рядом“ или „я помогу тебе“. Также неуместна фраза „Ну почему болеют только хорошие люди?“ — она словно надевает „ореол страдальца“ и получается, что здоровые люди — недостойные, а болезнь в таком случае будет восприниматься как подарок или способ доказательства „хорошести“. Но ведь это неправда: болезнь не выбирает хороших или плохих — не стоит обманываться.

3. Также не следует давать ложных надежд вроде „ты выдержишь, ты выздоровеешь“, ведь в глубине души человек этому может и не верить.

4. Важно понимать и признавать страхи человека и терпеливо относиться к срывам, обидам и несправедливым упрекам.

5. Очень важно найти ресурс, который сможет поддержать больного. В первую очередь — это неосуществленные желания. Мечтали рисовать? Значит, пора купить холст и краски. Хотелось читать, сочинять стихи или сказки? Обеспечьте больному это удовольствие.

6. „Оставьте меня в покое“ — такие слова могут быть свидетельством того, что страдающий от болезни человек находится в стадии апатии (депрессии). Также такие слова можно услышать от людей, которые замкнулись, не получив нужную поддержку, поэтому действовать надо не по собственному усмотрению, а в интересах больного, прислушиваясь к тому, чего хочет он».

Елена Свитко, натуропат:

«Онкозаболевание и связанное с ним лечение — тяжелое испытание для организма. Но у природы есть помощники, которые тормозят развитие раковых опухолей, а также помогают поддержать работу внутренних органов. На первом месте — ягоды годжи. Они содержат бета-каротин и обладают онкопротекторными свойствами. Нужно съедать 2—3 ягодки в день. Также рекомендуется пить морковный сок: 50 мл смешать с 1 столовой ложкой облепихового или оливкового масла. А еще можно приготовить миндальное молоко, которое содержит антиоксиданты и восстанавливает печень: 50 г миндаля перемолоть, добавить 2—3 ст. л. оливкового или орехового масла, стакан теплой воды и пить по утрам. Но, конечно, любые подобные советы должны быть согласованы с врачом».