Интересное о магии и колдовстве, мифические истоки любовной магии

0
69 просмотров
магия любви в эзотерике

Так уж повелось с древних времен, что неисповедимы пути человеческого сердца, но то же самое можно сказать и о богах, и других сверхъестественных существах, которым также не были чужды нежные чувства и любовное томление.

При очередной встрече с фараоном писец рассказал ему о неверности своей жены и неблаговидном поведении одного из его слуг. Желая все проверить, фараон отправился в гости к цисцу и потребовал доказательств (причем-как самой неверности, так и магических способностей писца). И тогда писец подошел к краю бассейна и произнес заклинание. Из воды вылез огромный крокодил, державший в зубах несчастного юношу. Писец оживил юношу, а крокодила снова превратил в восковую фигурку. Незадачливому любовнику ничего не оставалось, как сознаться в своих прегрешениях, после чего фараон сурово наказал его и неверную жену писца.

Сватался Аполлон и к Марпессе, но ее выкрал смертный по имени Идас. Естественно, бог не смог стерпеть такого оскорбления, настиг беглецов, готовый их испепелить, и так бы оно и было, если бы не вмешательство самого Зевса, который предложил Марнессе самой решать, кого выбрать в мужья. К сожалению, выбор в очередной раз пал не на Аполлона, так как девушка руководствовалась здравым смыслом: не может смертная женщина навечно разделить чувство с бессмертным богом, которого рано или поздно оттолкнут ее старость и увядание.

Подобная история произошла и с Коронидой, ставшей избранницей Аполлона. Казалось бы, наконец-то он дождался взаимности, но... уже будучи беременной, она изменила ему с обычным смертным. Разгневанный Аполлон покарал обоих: мужчину поразил молнией, а неверную избранницу предал огню, выхватив из чрева горящей Корониды своего сына — Асклепия, ставшего впоследствии богом врачевания.

Афродита — богиня любви, имеющая прямое отношение к магии, хотя бы потому, что ее муж Гефест — кузнец. А кузнецы во все времена считались могущественными магами. Поэтому неудивительно, что и сама богиня могла

Как видим, в Древней Греции любовь имела двоякую природу. С одной стороны — свет, радость и брак, а с другой — безответное чувство, ревность и животная страсть. Поэтому там, где чувства не находили ответа и боги или люди утрачивали веру в светлые силы Афродиты или Эрота, призывали совсем иные божества — сведущие в чарах, своенравные и опасные (небесные патроны ведьм и колдуний).

У римских богов любовные отношения были подобными. По своим функциям они идентичны греческим, как, например, Эрот и Амур, Афродита и Венера, Артемида и Диана, Гера и Юнона и так далее.

В Скандинавии, крае с суровой природой и сложными условиями выживания, любовные похождения богов занимают более скромное место, чем, скажем, у древних греков. В скандинавском пантеоне, куда входили боги из двух различных племен — асов и ванов, любви покровительствовали Фрейр и Фрейя (из племени ванов), аси-ньи Фригг (покровительствует браку и супружеской верности), Сьевн (богиня любви), Лови (богиня любви и милосердия) и Вар (богиня верности и любовных клятв). В мифах образы этих божеств, за исключением Фрейра и Фрейи, неотчетливы и бледны, особенно на фоне ярких «персон» Одина, Тора или Локи.

Скандинавские боги и герои проводят большую часть времени в сражениях и пирах, на которых им прислуживают девы-воительницы (валькирии). Спутницы воинов — валькирии — награждают героев своей любовью в короткие периоды затишья и перемирия, но им не пристало быть смиренными женами, проводящими дни в хозяйственных хлопотах и за рукоделием. Одну из валькирий, Сигрдриву, всемогущий Один именно так и наказал — отвел ей удел обычной женщины за то, что она в битве пожалела воина, которого другие боги побоялись защитить, поскольку его смерть была угодна Одину.

При том, что божества верховного пантеона представлены супружескими парами и связи с представителями иных племен (турсы, цверги) считаются неприемлемыми, в мифах можно найти немало свидетельств того, что сами боги не очень ревностно блюли «чистоту крови». Несмотря на то что великаны были враждебны богам и множество свирепых турсов (так еще называли великанов) полегло под мечами воинственных асов, многие из них добивались любви великанш и имели от них детей. К прекрасной Герд, дочери горного великана Гюмира, сватался любвеобильный Фрейр. В деликатном предприятии бога «замещал» поверенный в его делах слуга Скирнир. В ходе уговоров дело доходило и до прямых угроз, однако порой убедительные речи Скирнира очень напоминают приворотное заклятие: он грозится ударить деву жезлом укрощения, и она окажется в его власти; еда ей будет противней, чем змеи для людского взора; людям она будет казаться чудовищем; он наведет на нее немочь и черную похоть, которую удовлетворит только трехглавый туре (великан). Заклинание завершается вырезанием магических рун, которые будут наводить на деву порчу до тех пор, пока их не уничтожит сам заклинатель. Что и говорить, заклинание оказало свое действие — слуга привез Фрейру согласие великанши.

С другой стороны, и сами великаны, и чудесные кузнецы-альвы (карлики из подземного мира) искали любви богинь либо их дочерей. Чуть ли не главным предметом вожделения великанов была прекрасная Фрейя, и не раз она оказывалась на волосок от того, чтобы навеки оказаться в их мрачных чертогах. С другой стороны, для любвеобильной богини не казалось зазорным провести ночь с четырьмя умельцами-карликами, чтобы получить от них драгоценный фетиш — ожерелье Брисингамен.

Другая история рассказывает о попытке Альвиса, жителя подземного мира, получить руку дочери громовержца Тора, прекрасной Труд. Поскольку брак между дочерью аса и карликом считался недопустимым. Тор устраивает Альвису брачное испытание, заведомо уверенный в своем успехе. Карлик отвечает на множество сложных вопросов, демонстрируя свое всеведение («альвис» означает «всеведущий»), однако застигнутый врасплох восходящим солнцем превращается в камень. Таким образом Тор избавляет свою дочь от неугодного жениха, который мог бы увести ее в царство мрака (на тот свет).

В заключение стоит отметить, что согласно мифологическим представлениям скандинавов, супружеским парам, состоявшим из существ различного происхождения — боги и великаны, боги и люди — предстояли неминуемые разлуки. Печальная участь была отведена Фрейе, чей муж из общины асов, Од, не вернулся из дальних странствий; Фрейр, заполучивший невесту-великаншу и лишившийся в этом мероприятии своего меча, предстал на последней битве безоружным перед огненным великаном Суртом. Ньерду, взявшему в жены великаншу Скади, не по силам оказалось проводить по договору часть времени в горах, на родине своей жены, он не смог сменить лебединый крик на вой волков.

Несмотря на установленные обычаи и законы, которым подчинялись и люди, и боги, иногда события принимали оборот, противоречащий укладу, освященному Небесами. Такова, например, история о появлении Луны. Супружеская пара И и Чанэ была изгнана разгневавшимся Небесным владыкой на землю. Стрелок И покорно принял волю владыки, тогда как его самолюбивая супруга никак не могла смириться с тем, что из небожительницы она превратилась в обычную смертную. Не в силах выносить непрерывные упреки жены, стрелок И однажды отправляется к владычице бессмертия Сиванму, чтобы испросить у нее волшебного снадобья. Сиванму подарила стрелку тыкву-горлянку с эликсиром бессмертия и предупредила, что если средство выпьет один человек, он станет божеством и вернется на небо. Если же напиток разделят на двоих, то они обретут бессмертие, но останутся жить на земле. Вероломная Чанэ, затосковав о своем прошлом небесной феи, тайком сама выпила все снадобье и оказалась в пустом и холодном лунном дворце. Вся ее красота померкла, и она превратилась в жабу. Живя в одиночестве в лунном дворце, Чанэ с тоской и раскаянием вспоминала о навеки потерянном семейном счастье.

Другая история несчастливой любви рассказывает о Фу Фэй, дочери древнего владыки Фуси. Девушка утонула при переправе через реку Лошуй и стала богиней этой реки. Прекрасная богиня в окружении юных фей всегда оставалась печальной, поскольку супругом ей приходился бессердечный и неверный Хэ-бо, владыка своенравной реки Хуанхэ. Каждый год Хэ-бо требовал себе от жителей окрестных селений новую жертву — юную невинную девушку и при этом обделял вниманием свою супругу. Фу Фэй некоторое время находила утешение в обществе стрелка И, также несчастливого в браке. Ревнивый и в то же время Хэ-бо, не отваживаясь вызвать на открытый поединок соперника и желая помешать его очередному свиданию с Фу Фэй, вызвал разлив реки Хуанхэ и причинил местным жителям много горя. Возмущенный стрелок ранил речное божество за столь недостойное поведение, далее последовало вмешательство Небесного владыки и Фу Фэй вынуждена была расстаться с тем, чье общество приносило ей утешение.

Небесные феи, надо заметить, более чутки к велениям своего сердца. Прекрасные девы ткут из волшебного шелка облака, время от времени они спускаются на землю, где находят себе возлюбленных. Небесная ткачиха Чжинюй полюбила пастуха Ню-лана и стала его женой. Она родила ему двоих детей, однако по требованию разгневавшегося Небесного владыки была вынуждена вернуться на небо. В поисках жены Ню-лан с детьми отправляется на небо, где они превращаются в звезды. С тех пор смотрят муж с женой издали друг на друга (сверкающие звезды Волопаса и Ткачихи) через Серебряную реку, разделяющую их (Млечный Путь). Они переправляют друг другу письма: Чжинюй привязывает их к ткацкому челноку, а Ню-лан — к пастушескому кнуту (соответствующие созвездия).

К сожалению, объем заметки не дает возможности рассмотреть представления о любви и любовной магии во всех мифологических системах мира. Но даже этого вполне достаточно, чтобы понять: любовь занимает важнейшее место в жизни богов и других сверхъестественных существ, и даже они нередко прибегали к помощи любовного колдовства. А сами покровители любви и брака часто по совместительству оказывались и покровителями ворожей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here