Горе от ума или почему я никогда не ругаю докторов

самолечение опасно

Я очень много знаю о болезнях. «Врача можно не вызывать», — завидует моя подруга Светка. «Смеряй мне давление», — просит каждый вечер отец. «Мне надоели овсяные супчики», — возмущается муж. А я... Иногда мне кажется, что с дипломом филолога жить было бы гораздо легче.

Как и все студенты мединститута, еще на третьем курсе я «переболела» всеми известными болезнями. На кафедре дерматологии рассматривала ногти, выискивая признаки грибковых заболеваний, а на занятиях «по нервам» — изо всех сил колотила молоточком по коленкам... Тогда я была полностью уверена, что, имея диплом врача, можно уберечь себя и свою семью от любых болезней. Увы, все оказалось не так просто.

Что касается «мелочей», например, гриппа, ситуацию контролировать мне удавалось. Я решительно пресекла попытки мужа избавиться от этой болезни с помощью ампициллина, объясняя, что против вирусов антибиотки бессильны. Хотя обойтись без антимикробных препаратов удается не всегда. Любая вирусная инфекция ослабляет иммунитет, и на этой «благодатной почве» может разрастись микробная флора. Если болезнь вроде бы отступила, но температура вновь повышается, кашель усиливается и т.п., нужна консультация врача.

Питание мне тоже с горем пополам удалось наладить. Едва вступив в самостоятельную жизнь, я, руководствуясь конспектами по диетологии, вытрясла из кухонных шкафчиков острые пряности, а уксус вылила в унитаз. До сих пор я трачу массу времени на приготовление овощных гарниров. Правда, стоит мне потерять бдительность, как тут же застаю мужа, с аппетитом поглощающего целую сковородку жареной свинины...

А вот более серьезные недуги, случавшиеся с родственниками, иногда вызывали у меня тревогу, перераставшую в панику.

Как-то раз свекор разбудил меня среди ночи со словами: «Сердце давит, дышать не могу...» Первое, что пришло мне в голову, — стенокардия. Валидол, нитроглицерин... Когда все имеющиеся средства были испытаны, но боль не утихала, я не на шутку испугалась... «Инфаркт», — стучало у меня в висках. Кардиологическую бригаду я вызвала дрожащим голосом. Врачи, сделав кардиограмму, пожали плечами: «Все в порядке».

Утром мы уже были в больнице. Анализы и обследования показали, что сердце в «возрастной норме». А боль... Поддавшись панике, я забыла, что накануне «приступа» родители мужа выходные посвятили выкапыванию картошки. Любовь к земле позвоночник не разделил...  И хотя с практической точки зрения «скорую» я вызвала абсолютно обоснованно. Отличить инфаркт от других болезней под силу только специалисту.

У своей сестры я заподозрила не менее серьезный диагноз: «мигрень». (Почему-то из всех причин, вызывающих головную боль, я выбрала самую неприятную.) Я старательно расспрашивала ее, как именно боль возникает, как распространяется. И даже успела купить препараты, снимающие спазм сосудов. Хорошо, что только купить... Лекарство моя сестричка нашла себе сама, самым распространенным в медицине методом — «проб и ошибок»: две чашки крепкого кофе утром и четыре — в течение дня. Мой диагноз был разбит в пух и прах. Ведь кофе улучшает состояние только при низком давлении. Как я сразу не догадалась его смерить?

С этой головной болью сплошные проблемы, поскольку она является симптомом не одной сотни болезней (от гормонального дисбаланса до невроза). Кто из нас побежит к врачу, едва у него заболит голова? Вот и я тоже вряд ли соберусь. Но если боль настойчива и мучительна, к врачу обратиться все-таки нужно. К какому? Советую начать с терапевта или невропатолога.

Но, пожалуй, больше всего я пугаюсь своих знаний в кабинете стоматолога. Причем боюсь не столько боли (хотя и ее, конечно), сколько всего того, что может в этом кабинете случиться.

Несмотря на тщательный уход за зубами (мой муж шутит, что зубные щетки я меняю чаще, чем настроение) однажды я все-таки оказалась в кресле стоматолога. Диагноз «пульпит» только звучит мягко... Он предусматривает самую мучительную процедуру: удаление нервов. Я следила за каждым движением врача, наблюдая, откуда он достает инструменты, не забывая при этом каждый раз спрашивать, прошли ли необходимую стерилизацию иголочки, зеркала, зонды и прочие «орудия пыток». Призрак СПИДа и вирусного гепатита рассеялся, когда весь инструментарий был при мне извлечен из сухожарового шкафа, а зеркало и бормашину по всем правилам обработали нужными растворами.

Затем меня начал беспокоить вопрос, не сломается ли в моем зубе иголочка. Когда же решила уточнить у доктора преимущества и недостатки различных пломбировочных материалов, врач поинтересовалась, не из контрольно-ревизионной ли я комиссии...

К сожалению, даже самый тщательный уход за зубами с помощью зубных нитей, пасты, зубных эликсиров не защитит от кариеса и образования зубных камней (а их нужно удалять не реже двух раз в год). А состояние десен вообще в силах оценить только врач.

А сколько проблем доставил мне диплом, когда в нашей семье ожидалось пополнение!

Во время беременности даже в стакане молока я видела только белки, жиры и углеводы. А невозможность высчитать их процентное соотношение в более сложных блюдах, например, в котлете доводила меня до отчаяния. Попробуйте подсчитать, сколько окажется в ней белка после Усадки мяса, добавления булки, смешивания с луком и яйцом? Я тоже не могла...

Когда малыш появился на свет, книг по педиатрии в моей квартире было не меньше, чем в центральной медицинской библиотеке. Всех, кто подходил к ребенку, я готова была облачить в противочумный комбинезон, чтобы, не дай Бог, малыш не заразился. Сначала домашние с удивлением наблюдали, как я с секундомером в руках слежу за стерилизацией бутылочек и пипеткой отмеряю нужное количество капель сока. Когда же я потребовала, чтобы, приходя с улицы, все разувались за входной дверью, домочадцы взбунтовались... Под новогодней елкой я нашла для себя «изумительный» подарок: 500 миллилитров валерьянки.

После этого случая (мысленно поставив себе диагноз: «послеродовая депрессия») я сделала важный вывод — вспоминать о своей профессии нужно только в том случае, когда меня об этом попросят и когда в этом будет острая необходимость.

С тех пор стараюсь не зацикливаться на медицине. Как все нормальные люди, хожу к врачу (правда, белый халат позволяет сделать это без очереди), принимаю в случае болезни назначенные лекарства (разве что уточнив при этом дозировку по справочнику). От обычных пациентов меня отличает одно: я никогда не ругаю докторов. Ведь я, как никто другой, знаю, насколько сложна эта профессия. А своим пациентам на вопрос о том, гарантирует ли назначенное мной лечение полное исцеление, люблю повторять где-то подслушанную фразу: «Медицина — вторая по точности наука после богословия. Гарантировать здоровье может только Господь».

Поделитесь записью: "Горе от ума или почему я никогда не ругаю докторов" с другими читателями!

Светлана Михайлова

Светлана Михайлова

Я хотела счастья, мне его подарили, я хотела любви, меня ею одарили, а все остальное - я сама.

Вас может заинтересовать...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!