Эти глаза напротив

метро

«У каждого человека должно быть место, в которое он хочет вернуться», — писал Харуки Мураками, и у меня есть такое.

Только оно очень особенное. Туда не купить билет на электричку, и даже самолетом не долететь, но стоит лишь на секунду отключиться от всех посторонних шумов, закрыть глаза и сосредоточиться — и я вновь попадаю в тот день, в который мне всегда хочется возвращаться.

Я помню точно, как началось то утро. Я проснулась за дару минут до будильника, разбуженная звуком закрывающейся входной двери, — мама ушла на работу — и просто лежала в кровати, вглядываясь в холодную утреннюю мглу за окном и думая о том, как же все чертовски надоело...

Вам знакомо чувство, когда просыпаешься уже уставшим? Когда, кажется, что ты так крепко увяз в плотном отвратительном желе, состоящем из одних и тех же ингредиентов — работа, дом, ужин перед телевизором, тележка в супермаркете — что уже никогда не будет ни весны, ни солнца, ни звонкого смеха детей за окном? Когда, кажется, будто кто-то тебя бросил, так и не разыскав... Кутаясь в халат, я прошлепала на кухню, заварила себе кофе и, наспех умывшись и одевшись, побежала на работу, сунув в сумку недочитанную книгу моего любимого Мураками. Впереди был очередной длинный день, холодный и бессмысленный, как снегопад в апреле, и, зайдя в полупустой вагон метро, я поглубже спрятала голову в воротник пальто и раскрыла озябшими руками книгу.

«Может, у нас и правда нет никакого выбора? Может, то, что остается с нами в итоге, предписано свыше, а мы лишь делаем вид, будто из чего-то там выбираем? — спрашивал писатель, и его слова эхом отдавались в моей голове, а вагон метро с его тусклым желтоватым светом и людьми с серыми безразличными лицами мчался куда-то в темном тоннеле подземки. — И вся эта „свобода выбора“ — только иллюзия?» И я подумала: возможно, ли это? И подняла глаза. Он сидел прямо напротив — коричневая куртка, скрещенные длинные ноги в синих джинсах, шапка в руках — и смотрел прямо на меня. Пристально, слегка удивленно, словно вовсе не ожидал меня здесь увидеть. Но мы точно не были знакомы. У меня хорошая память на лица, я бы точно запомнила эти темные вьющиеся волосы, и родинку над верхней губой, и глаза удивительного оттенка — словно крепкий липовый чай с медом. Я покрепче схватилась за книгу, словно за спасательный круг, и посмотрела на незнакомца в ответ — с вызовом, слегка приподняв бровь.

Он вдруг улыбнулся мне. Поезд проезжал станции, люди выходили и заходили в вагон, а мы просто смотрели друг на друга, как будто не было никого вокруг. Когда я услышала знакомое «Домодедовская» и толпа вынесла меня на перрон, была уверена, что, оглянувшись, увижу его. Но двери вагона закрылись, с протяжным гудком поезд скрылся в тоннеле, людской поток поредел, и мне показалось, что я стою в абсолютно пустой комнате, из которой внезапно все вышли...

— Что, просто сидел и всю дорогу пялился? — недоверчиво переспросила подруга Аня, размешивая чай.

— Он не пялился, а смотрел. Странно как-то... Будто хотел что-то сказать.

— Может, с кем-то тебя перепутал, — пожала плечами она и, подмигнув, добавила: — Или влюбился.

Я со смехом отмахнулась, хотя почувствовала, что предательски краснею.

— А что, думаешь, такое только в кино бывает? — продолжила Аня. — В жизни иногда истории и похлеще случаются!

— Но если так, то почему, же он тогда не вышел за мной? — усмехнулась я.

—Хм, это вопрос,— она потерла пальцем переносицу. — А что бы ты ему сказала?

Пришла моя очередь пожимать плечами. Мы сменили тему разговора, я рассеянно, вполуха слушала Анин отчет о проведенных выходных, а сама думала: действительно, а что бы я сказала ему? «Привет! Мы знакомы?» «Мне кажется, мы с вами встречались раньше...» «Ты веришь в любовь с первого взгляда? А вот я, кажется, уже поверила...» Я вспомнила взгляд его тепло-карих внимательных глаз, смотрящих словно не на, а в меня, и то, как внезапно захотелось, чтобы он больше никогда и ни на кого так не смотрел. Не знаю, что сказала бы ему, выйди он тогда за мной следом, но если удастся когда-нибудь встретить его снова, скажу:

— Знаешь, это очень сложно объяснить, но каждый раз, когда я закрываю глаза, то вижу твои...

Я стала ездить в метро чаще. Но теперь почти не читала, просто внимательно вглядывалась в лица людей, надеясь встретить его. Однако в жизни не бывает хеппи-эндов, не так ли? В жизни бывает почти все, о чем снимают в кино: простые рабочие, становящиеся миллионерами, люди со сверхспособностями и даже инопланетяне. А вот хеппи-энды — их практически нет.

Так думала я, стоя в вагоне и наблюдая, как на мониторе под потолком сменяют друга смешные животные и пейзажи заснеженных горных вершин. И вдруг мое внимание привлекла бегущая строка внизу монитора, где чаще всего дают объявления о работе и на которую я обычно не обращаю внимания. Что привлекло меня в ту секунду, ума не приложу!.. "...девушка, которая в прошлый понедельник ехала в метро по красной ветке, читала книгу Мураками и вышла на станции «Домодедовская». Я не успел выйти следом, и теперь очень об этом жалею. Если ты прочтешь это объявление, позвони мне по номеру... Дрожащими пальцами, едва не роняя мобильный, записала номер, чувствуя, как на щеках расцветают розы. Поезд выехал из туннеля на улицу, я прищурилась от яркого утреннего солнца и внезапно вспомнила, что сегодня первый день весны.

"Эти глаза напротив" Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Людмила Милая

Людмила Милая

Не сейчас. Еще не пришло время … Хотя я не собираюсь отрицать, что самый хороший учитель в жизни — опыт приходящий по прошествии времени. Правда берет дорого, но зато объясняет доходчиво. Эх … время … время потерянное, но ведь потеряно с удовольствием, значит не считается потерянным. Спасибо тем людям, которые вошли в мою жизнь и сделали её прекрасной.

Другие записи из этой рубрики...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!