Буду настоящим мужчиной

сын обнимает маму

Когда Виталик ушел от нас, Толе едва исполнилось пять лет. Не стану лгать: я знала, что все висит на волоске...

— Я больше так не могу, — устало заявил муж, вернувшись однажды с работы.

— Как — так? — уточнила, убирая со стола.

— Все это, — Виталик тоскливым взглядом обвел маленькую кухню, — давит на меня, не дает дышать. Мне ведь даже тридцати еще нет, а в голове одна бытовуха: как бы заработать, где бы подешевле продуктов купить, как в этом месяце до зарплаты дотянуть. Я устал, Алиса. Й больше так жить не хочу.

Чайная чашка выпала из моих рук и, жалобно звякнув, раскололась на два почти одинаковых черепка. Мне хотелось крикнуть: «Думаешь, я не устала?! Думаешь, хочу так жить? Но кто-то из нас должен быть сильным!» Однако вслух только спросила:

— А как же... Толик?

— А что Толик? — ощетинился Виталик. — Я не бросаю сына. Буду платить алименты, помогать вам.

— Мы вдвоем хотели ребенка. А теперь ты оставляешь нас, потому что устал?

— Не надо напоминать мне, чего хотел! — вспыхнул муж. — Меня никто не предупреждал, что все будет так! И если бы... если бы...

— Скажи уже, наконец! крикнула, не выдержав. — Давай, наконец, выдай это вслух! Если бы Толик был здоров? Да?! Это ты хочешь сказать?

Супруг встал из-за стола, громыхнув табуреткой, и, не глядя мне в глаза, выскочил за дверь.

— Ма-а-ам? — на кухню заглянул испуганный сын. — Вы опять ругаетесь? Мамуля... Ты что, плачешь?

— Все в порядке, сынок, — сквозь слезы улыбнулась я, собирая с пола осколки. — Просто разбила свою любимую чашку. Жаль.

Толя родился с дефектом межпредсердной перегородки — проще говоря, с пороком сердца. Операция стоила недешево. Чтобы оплатить ее, нам пришлось продать квартиру, доставшуюся мне от бабушки, и переехать в съемную. Толю прооперировали в полтора года. Все прошло хорошо, но не без последствий: после операции у сына начались проблемы с легкими. Три года мы промотались по больницам, безуспешно пытаясь выяснить, отчего ребенок не может нормально дышать. Но все врачи лишь руками разводили: «Легкие не задеты, надо надеяться, что перерастет».

Конечно же, ухаживая за больным малышом, я не могла устроиться на работу, и Виталик тянул все на себе. Да, нам было нелегко, но никто из нас не имел права сказать «я устал» и просто уйти. И потому никогда так и не смогла простить это мужу. Толя был во втором классе, когда приступы внезапной одышки стали беспокоить его реже. А уже перед началом третьего, проходя очередной медосмотр, мы получили заключение врача: «Здоров».

Набирая номер бывшего супруга, чтобы поделиться радостной новостью, наткнулась на сухое металлическое «Абонент вне зоны доступа сети». Спустя дней пять, листая френдленту в социальной сети, увидела, где был Виталик: его страничка пестрела яркими отпускными фото с побережья Анталии. «Жизнь прекрасна!» — гласила подпись под одним из снимков.

— А говорил, что нет времени съездить со мной в зоопарк, — услышала из-за спины обиженный голос.

— Ну чего ты такой бука? — притянула сынулю к себе и чмокнула в макушку. — Знаешь же: папа много работает.

Ёму тоже надо когда-то отдыхать. Понимаешь? Конечно, хотелось сказать совершенно другое. Заявить Толику, что его отец — безответственный и инфантильный мальчишка, уверенный, что мизерные алименты достаточный вклад в воспитание сына, и живущий в свое удовольствие (я давно перестала звонить ему в выходные, ведь он постоянно был то на рыбалке, то на шашлыках, то в боулинг-клубе с друзьями). А в это время малыш иногда целыми днями сидел в четырех стенах: я нашла удаленную работу и порою сутками не отходила от компьютера, пялясь в монитор воспаленными глазами.

— Зря ты постоянно выгораживаешь Виталика, — скептически поджимая губы, критиковала меня подруга Алла. — Совершенно зря! Толик должен знать, каков его отец. Хотя бы для того, чтобы не стать таким же.

— Не позволю ему стать таким же, — отвечала я, но сама волновалась: а вдруг?

Вдруг, глядя на то, как ведет себя папа, сын подумает, что это нормально и правильно? Завести семью, а потом решить, что ты слишком устал от этого, и бросить все. Вдруг он вырастет таким же легкомысленным эгоистом? Простит ли меня та девушка, которую Толя однажды оставит? Нет, даже не так. Прощу ли я сама себя? Но совсем недавно поняла, что волновалась зря. Учебный год подходил к концу, уроков почти не задавали, и Толик принялся за список внеклассного чтения. Это был один из немногих плюсов его детской болезни — мотаясь по больницам и просиживая бесконечные очереди в коридорах, я всегда брала с собой книжки, которые читала сыну. Поэтому он рано научился читать и полюбил это занятие.

Первым делом Толя взялся за легендарного «Айвенго» Вальтера Скотта, проглотив толстенную томину буквально за неделю.

— Мама, Айвенго такой бесстрашный и сильный! — делился впечатлениями сын. — Он никогда не сдавался, не отступал от своих принципов!

— Мужчина должен быть бесстрашным и сильным, — потрепала я его по кудрявым волосам.

— Да, но ведь не у всех получается, правда? Например, у папы...

— Эй, ты чего? — присела перед Толей, обхватив его лицо ладонями. — Кто сказал, что папа не такой?

— Сам вижу, — грустно ответил сынуля. — И слышал когда-то, как бабушка рассказывала соседке, что он ушел от нас; потому что слабый и трусливый. Я болел, а папа не хотел за меня бороться. Он сдался.

Я почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, а в горле встает горький ком. Видит бог, не хотела, чтобы сын так думал об отце, но время расставило все по своим местам.

— Не плачь, мама, — тихо сказал Толик. — У Айвенго тоже был плохой отец, даже лишил его наследства. Но тот все равно стал героем. Не вырасту таким, как папа. Буду настоящим мужчиной! И никогда тебя не брошу!

Сын, обнял меня тонкими руками, но я почувствовала, какая сила кроется в них. И увидела, как этот мальчишка растет, взрослеет, как мускулы его наливаются силой, а сердце — любовью и мудростью, и представила, как через много лет какая-то девушка скажет мне спасибо за то, что я вырастила такого мужчину!

"Буду настоящим мужчиной" Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Анастасия Григорьева

Анастасия Григорьева

Я знаю, что такое выбросить из своей жизни что-то совсем не нужное, отказаться от вредной привычки — дело вообще плёвое.

Другие записи из этой рубрики...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Комментарии проходят премодерацию и будут опубликованы после проверки, если они не нарушают правила сайта.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!